Владимир Милов

Экономист и эксперт по энергетике. Бывший заместитель Министра энергетики России, оппозиционный политик.

Будет хуже. Как санкции влияют на Россию

20 сентября Президент США Дональд Трамп подписал указ об очередном ужесточении американских санкций в отношении России. За последние нескольколько месяцев глобальный санкционный режим по отношению к России стал гораздо более комплексным, а новые меры cдерживания продолждают обсуждаться целым радом западных держав. В связи с этой ситуацией, Дом Свободной России попросил Владимира Милова, экономического советника Алексея Навального и бывшего заместителя министра энергетики России объяснить каким образом санкции уже влияют на экономику России и ее граждан, и каких именно дополнительных мер стоит ожидать в ближайшее время.

Санкции, безусловно, уже оказали значительно влияние на российскую экономику. Оглядываясь назад, многие эксперты, комментируя два периода мирового падения цен на нефть, скажут, что причина падения экономики, якобы, была не в санкциях. Но в 2008 году цены падали сильнее. Тогда на пике цены на нефть составляли в июле $142, а уже в декабре – $35 за баррель марки “Брент”. Сейчас магнитуда была гораздо меньше: падение составило от $110 до $40. При этом говорят, что Центробанк тратил свои валютные резервы на поддержку рубля. Действительно, порядка $200 млрд было потрачено Центробанком в обоих случаях, но в 2008 рубль не обесценивался в два раза. Очевидно, причиной стало что-то еще.

Наши российские компании и банки набрали огромные долги за рубежом. На момент, когда в 2014 году был сбит Боинг МН17 над Донбассом, пиковый объем этого корпоративного долга составлял почти $700 млрд. Большая часть этих долгов была краткосрочной. Их нужно было быстро возвращать в валюте, которая бралась из новых займов за рубежом. Санкции, введенные после сбитого боинга, ограничили возможность крупнейших заемщиков брать кредиты на международных финансовых рынках. Это ударило не только по тем компаниям, которые были в санкционных списках, как, например, “Газпром” или “Роснефть”, но и по всем другим заемщикам, потому что банки стали гораздо осторожнее давать русским деньги. В их понимании появился риск, что, в случае чего, новые компании могут попасть под санкции и списки будут расширены. Поэтому русским перестали выдавать кредиты вообще.

За два года общий внешний кредитный портфель сократился на $250 млрд. Тем не менее, даже сейчас он довольно велик и составляет $420 млрд. Но старые долги все еще нужно выплачивать, причем, в валюте. Это одна из причин, почему у нас происходит отток капитала, а новые деньги мы занимать не можем из-за санкций. Рубль обесценился почти вдвое и не возвращается на уровень докризисной отметки именно поэтому, а не из-за падения цен на нефть.

Владимир Путин 20 лет обещал построить экономику, не основанную на нефти и газе. В реальности, зависимость от нефти и газа за это время только усилилась, а потребительские товары мы по-прежнему импортируем. Обесценивание рубля так болезненно ударило по России, потому что доля потребительского импорта огромная и составляет около 50%. Никакое импортозамещение в такой ситуации не сработает. Мы все равно вынуждены импортировать либо потребительские товары, либо сырье на их производство. Это касается одежды, лекарств и во многом еды. Конечно же, все это сильно зависит от колебаний курса, потому что, когда импорт дорожает, растут цены. Такую инфляцию, как последние четыре года, Россия не видела уже давно.

Подписывайтесь на наш канал на Youtube

Таким образом, санкции повлияли на экономику страны существенно. Они фактически отрезали Россию от международных финансовых рынков и лишили возможности брать кредиты на Западе. Власти надеялись, что Китай сможет дать взаймы, но этого пока не произошло и вряд ли произойдет в будущем. Сейчас обсуждаются новые раунды санкций против российской финансовой системы, госдолга и крупных государственных банков. Если их примут, это будет крайне болезненно и может привести к замораживанию долларовых счетов граждан или конвертации их в другие валюты.  Возможно, люди не смогут пользоваться картами Visa и MasterCard. Это только кажется, что ситуация с санкциями далека от обычных людей. Власти всячески подогревают эту иллюзию.

Есть мнение, что российская экономика адаптировалась к санкциям. Отчасти это правда. Но только в том смысле, что она не рухнула. Однако без доступа к международным финансовым рынкам и иностранных инвестиций мы не можем обеспечить рост экономики. Несмотря на то, что власти уже несколько лет убеждают людей, что Россия прошла дно кризиса, реальный рост экономики очень маленький и практически не транслируется в доход населения. Мы видели документ об основах бюджетной налоговой политики на 2019 год. Вывод из него простой – роста не будет. Там закладываются минимальные темпы роста экономики и реальных доходов граждан. Последний указан в размере 0,7% в 2019 году, 1% в 2020 году и меньше 2% в 2021. Власть говорит, что ни экономика, ни доходы не будут расти – и это прямое следствие санкций и отсутствия доступа к международным рынкам капитала. Иными словами, экономика не рухнет только из-за санкций, но и развиваться тоже мы не будем. А жизнь без экономического роста хуже, потому что у людей есть стремление двигаться вперед и улучшать условия своей жизни. Путинская экономика им этого не обеспечит.

Интересно, что люди с бешеными темпами начинают брать кредиты. Например, за первое полугодие 2018 года рост реальных доходов составил 1,6%, а рост общего объема набранных новых потребительских кредитов больше 25%. У нас 1 млн человек подпадает под технические критерии банкротства физических лиц, и примерно 10 млн человек близки к этому показателю. На рекордном максимуме находится число семей, имеющих 5 и больше потребительских кредитов. Также на рекордных отметках наблюдается объем микро-кредитов. Можно заметить, как активно размножаются микро-финансовые организации по регионам и выдают кредиты под 700% годовых. Несмотря на отсутствие экономического роста, люди хотят жить лучше и пытаются выкручиваться, тем самым сползая в кредитную кабалу.

Что касается новых санкционных раундов, имеется реальная вероятность  появления так называемого “черного лебедя”, неких непредвиденных событий, которые нанесут реальный удар по экономике. Это может произойти, если, например, в санкционные списки попадут российские государственные банки, которые за последние годы сконцентрировали огромную финансовую мощь и составляют 2/3 в активах банковской системы. Они не смогут вести международные операции, пользоваться корреспондентскими счетами в США, будут отрезаны от операций в долларах. В таком случае будет нанесен очень серьезный удар по всей финансовой системе, экономике и счетам граждан, что может вызвать дополнительный спад.

Действительно можно сказать, что экономика в некотором смысле адаптировалась, но риски очень велики, население живет в целом довольно плохо и улучшений не предвидится именно из-за того, что действуют западные санкции.

50