Лидия Михальченко

Исследовательница Free Russia Foundation

Пропаганда в сердце демократии

28 июня 2019 года Free Russia Foundation провел в Гааге конференцию “Пропаганда. Поиск практических и принципиальных подходов к защите свободы слова и  противодействию кремлевскому влиянию”. 

Участниками стали ведущие эксперты в области свободы слова, распространения информации, а также борьбой с манипулятивными и пропагандистами практиками. “Дом” публикует комментарии ключевых экспертов конференции.

Девид Кей, Специальный докладчик ООН по свободе слова:

– Вопрос, есть ли пересечение между свободой слова и пропагандой? Тяжело провести черту. Пропагандой может быть так много вещей. Есть госпропаганда, есть иная,  и в конце концов свобода слова. Есть право на секретность информации. 

Девид Кей

Я думаю, что требуется расширять доступ к общественно важной информации. Чем более понятен ее источник, тем больше людей смогут сформировать свои выводы.  Тут же – развитие независимых СМИ. Я думаю, проблема пропаганды это настоящий вызов. У ООН нет универсальных методов для решения таких вопросов. 

Право индивида на высказывание, самовыражение – несомненно, необходимо защищать право каждого на свободу слова и на доступ к информации. 

Дженс-Хенрик Джепессен, Центр демократии и технологий

– Европейская Комиссия составила план общественной кампании для СМИ и  медиа. Ведущие европейские акторы согласились воспользоваться предложенными методами и приложить усилия для реализации плана, разработанного Комиссией. В первую очередь это касается открытости источников политической рекламы. 

СМИ обязались совместно бороться с фейковыми аккаунтами, ботами, неаутентичным поведением в сети. По итогам проведенной кампании был составлен отчет и на данный момент можно утверждать, что виден широкий спектр результатов. Кампания достигла успеха, можно уверенно говорить, что усилия участников были не напрасны, в частности, одним из результатов стало предотвращение или минимизация стороннего вмешательства в национальные выборы и политические дебаты.

Ральф Фукс, Zentrum Liberale Moderne

Ральф Фукс

– Это была очень информативная и мотивирующая конференция. Российская кампания дезинформации, пропаганда – часть намного более широкой кампании по дестабилизации  демократических процессов и манипулирования общественный мнением. Что делать с этим? Я думаю, мы должны быть осторожны, чтобы не попасть в ловушку цензуры и ограничения свобод. При этом необходимо решительно, но корректно, противодействовать дезинформации. Проверка фактов, акцент на просвещение, обучение людей. Нужно обеспечить бОльшую прозрачность государственных спонсоров в российской медиа, вдохновлять журналистов на освещение этих тем.  Кроме того, прилагать усилия для предоставления русскоговорящей аудитории независимой информации. Как для людей в России, так и для русскоговорящих на Западе. Но это должна быть не пропаганда, а настоящие факты, освещающие политику Кремля и характер деятельности его сторонников. 

Падрайг Хугес (Media Legal Defense Initiative)

– Для выявления и противодействия дезинформации сложно найти одно правовое решение. Эти решения должны быть многовариантными,  необходим целый спектр медиа и образовательных инструментов. Можно применить комбинацию искусственного интеллекта (AI) и тщательного мониторинга СМИ.  

Олег Козловский, Amnesty International

Олег Козловский

– Думаю, когда кто-то появляется на публичном мероприятии и начинает задавать вопросы, неважно, насколько провокационные, это их право. Но можно не отвечать на каждый вопрос, потому что, как говорится, один дурак может задать тысячу вопросов, на которые и сто философов не ответят. Вместо этого нужно продвигать свои идеи, говорить поверх голов троллей, блогеров или как бы они себя ни называли, обращаться к своей аудитории. Конечно, они попытаются помешать, прервать речь говорящего для того, чтобы она служила их нуждам. Также ты можешь сам вести запись беседы. В случае чего – противопоставить смонтированному фейку полную версию разговора. Еще одна возможность – подготовить ответы, почему  ты не хочешь общаться с репортерами пропагандистского СМИ. Если вопрошающий известен как тролль, или что он замешан в дезинформации, скажите об этом вслух и повторяйте это столько раз, сколько нужно, чтобы он не смог ничего перервать для своих нужд. Если же мероприятие проходит за закрытыми дверями, то есть полное право не допускать посторонних и не отвечать им. Я думаю, это лучший подход – говорить со своей аудиторией,  иметь независимый источник своего видео. Или вовсе не вступать в контакт с вредоносными личностями.

Я был в такой ситуации, когда за тобой ходят практически каждый  день, следят за всеми действиями. Нужно, насколько возможно, оставаться цивилизованным и спокойным. Постараться не говорить слов, которые могут быть использованы против тебя. Особенно в таких странах как Россия, ты должен всегда ожидать, что закон вывернут против тебя.

Илья Заславский, Free Russia Foundation

– Активисты должны делать много публикаций онлайн, готовить статьи для распространения в интернете. Мы должны придумать способ доставить наше сообщение безопасно и по адресу. Мое решение – найти правильную нишу для публикаций. Помимо освещения событий на своем сайте,  я решаю, с кем взаимодействовать в твиттере и фейсбуке. Я не отвечаю в комментариях тем, кто преднамеренно атакует. Но если оппонент – узнаваемый человек, который может повлиять на  общественное мнение, тогда стоит начать с ним дискуссию в сети.
Бывает много разногласий среди друзей, и даже в семье. Стоит ли тратить много времени на онлайн борьбу? Иногда стоит. Нужно комбинировать методы и искать дорогу, чтобы быть услышанным. Также будет полезно найти хорошего партнера в лице журналиста, чтобы с ним работать. Для меня меня это Люк Хардинг британский журналист, через которого я публиковал статьи в The Guardian. Конференции, как эта, важны, так как здесь можно встретить людей, которые поддержат тебя в офлайне. Это мои легкие простые решения для этих сложных и запутанных проблем. 

Марина Литвиненко, Justice for Litvinenko, о преследовании противников Кремля в Великобритании

Марина Литвиненко

– Моя семья покинула Россию из соображений безопасности. Мой муж был под следствием по сфабрикованному делу, ему грозил тюремный срок. Мы просто сбежали. Вы знаете, что с ним случилось в 2006 году. Он был отравлен и умер. Поэтому нельзя сказать, что в Британии полностью безопасно.  Я все еще считаю, что в Британии безопасно и даже после того, что случилось с моим мужем, у меня не было сомнений, где остаться жить.
Как мы должны вести себя с Россией сейчас, как мы можем организовать коммуникацию между Западом и Россией?
Те, кто процветает при путинском режиме, бизнесмены, чиновники, активно пользуются своим правом жить на Западе, приобретать там недвижимость, отправлять детей в престижные школы.

На мой взгляд, нельзя оставлять эту ситуацию как есть после убийства моего мужа и попытки убийства Скрипалей в Солсбери. От путинского режима исходит серьезная угроза. Поэтому в Европе и в США нужно вводить персональные санкции против его приверженцев, пользующихся также благами жизни на Западе. 

Лиз Уол, журналистка, бывшая сотрудница Russia Today, известная своей громкой отставкой в прямом эфире и-за несогласия с политикой канала

 – Я считаю, что что RT не может считаться легитимным новостным телеканалом. Легитимное СМИ ищет правду и доносит ее до телезрителя. По моему мнению, начало военного конфликта в Украине (2014 год) был был поворотным моментом, отправной точкой для усиления российской пропаганды.  На примере RT в частности и для всех финансируемых государством российских СМИ в целом.  Они начали вносить хаос в информационное пространство и действовать как агент государства. RT нужно считать иностранным агентом, они должны быть отмечены как таковые. И потребители их продукта должны быть в курсе происхождения и качества новостей, который этот канал транслирует.   

Люк Хардинг, The Guardian

– Мы видели российское вмешательство в американские выборы. Его расследовал спецпрокурор США Роберт Мюллер, который рассказал о влиянии Кремля. Он описал систематическую атаку на американскую демократию. В Британии до сих пор актуален вопрос о возможном влиянии российских властей на референдум по Брекзиту в 2016 году.  Относительно финансирования (Россией) и банков, через которые шли деньги на агитацию, насчет возможных связей с кремлевскими тех, кто в Британии рекламировал Брекзит.
У нас в Британии нет сильного Федерального бюро расследований. У нас более фрагментированный расследовательский ландшафт, у нас есть национальное криминальное агентство, агентство которое ищет, источники средств банков, через которые финансировался Брекзит. Представители комиссии по организации референдума не совсем доверяют этим банкам.  Сейчас расследование продолжается. 

Но это, к сожалению, не то же  самое (как в Штатах). Есть политическая подоплека. Консервативная партия которая сейчас у власти, и лейбористская партия  не спешат это проверять факты внешнего вмешательства в референдум. Я считаю, что было бы хорошо, если бы у Британии  был свой Роберт Мюллер с широкими полномочиями для расследовательской работы.

Ведь речь идет о сердце нашей демократии. Возможность влияния на выборы со стороны другого государства может подорвать нашу уверенность в демократии.  Референдумы или выборы должны быть честными и выглядеть честно. Но мы не были настойчивы в выяснении в этих вопросов. Это очень тяжело для меня как для журналиста расследователя. Это самое важное политическое политическая тема на сегодняшний день, над которой следовало бы работать.

Леон Виллемс, Free Press Unlimited

– Я считаю что это важная дискуссия о свободе слова. Это символично, что она проходит в Гааге.  Во-первых, в следующем году Международный день свободы прессы будет отмечаться тоже в Гааге. Во-вторых, мы видим, что по всему миру журналистов убивают за профессиональную деятельность. Мы говорим об этом в интернациональном городе мира и справедливости.

Леон Виллемс

Один из проектов,  реализуемых Free Press Unlimited подразумевает интернациональную систему расследования. Мы будем добиваться преследования по закону тех, кто совершает убийства журналистов из-за их работы. 

В любой информационная экосистеме очень важны сведения, поступающие от государства. Примерно 70 процентов всех тем в газетах или новостных медиа, связаны с деятельностью правительства: политика, налоги, уровень жизни граждан. Государство это важный игрок в инфополе. Но к сожалению, мы видим, что государство не всегда бывает честным.  Мы считаем, что должны работать законы о прозрачности действий правительства. 

Но во многих частях мира правительства выступают с позиции силы, насаждая свою версию событий, не всегда правдивую. Например, в Мьянме власть опровергает наличие миллиона беженцев мусульман, которые покинули страну из-за репрессий. Российские власти также предпочитают опровергать  очевидные вещи.
К этому стоит относиться серьезно. Государства должны выполнять свои обязательства. И надо обучать навыкам распознавания дезинформации. В школах по всему миру надо вводить специальные уроки, как работать, понимать, проверять данные, как оценивать их источники. Это очень важный учебный опыт для пользования инфраструктурой открытого общества. 

5