(Гео)Политические аспекты австрийско-российских деловых отношений Часть I

Этот текст является частью первого выпуска отчета “Европа и Влияние Кремля”.

Данную главу можно скачать
в формате PDF.

Введение

В данной статье рассматриваются основные политические условия австрийско-российских экономических отношений за последние двадцать лет, их последствия и побочные эффекты. Особую роль в этих отношениях играют поставки природного газа и сырой нефти из России в Австрию и через нее – именно на эти ресурсы приходится львиная доля экспорта РФ.

 Общеизвестно, что производство и экспорт энергоресурсов лежат в основе российской экономики и в значительной мере обеспечивают влияние Кремля в мире. Надежный потребитель российской нефти и газа – Австрия – вносит свой вклад в такое положение дел, но это почти не привлекает внимания со стороны политиков, прессы или политологов этой страны. Вообще мало кого в Западной Европе и Северной Америке волнует тот неоспоримый факт, что амбиции мирового господства Владимира Путина финансируются западными потребителями нефти и газа.

В этой статье не рассматривается «экспорт» российской коррупции в Австрию, операции российских олигархов и деятельность «русской мафии» в этой стране. Такие самоограничения обусловлены только объемом статьи, а никак не мнением автора, что эти вопросы не представляют важности в контексте экономических отношений между Австрией и Россией. Российский оппозиционный политик Алексей Навальный однажды заявил в интервью: «Все [в России] любят Австрию – особенно жулики и воры»[1]. Таким образом, торговые отношения между двумя странами также в определенной степени способствуют усилению враждебного влияния России.

В деловых отношениях Австрии с Советским Союзом, а затем и с РФ всегда присутствовала идеологическая составляющая. Политической подоплекой здесь стал нейтралитет Австрии (установленный в 1955 году), за соблюдением которого Москва пристально следила как в советское, так и в постсоветское время. Для австрийской стороны нейтралитет был и остается хорошим поводом «как можно более дружелюбно» проявлять себя по отношению к путинской России. Об этом свидетельствуют многочисленные факты. Например, в июне 2014 года Австрия стала первой страной-членом ЕС, которая приняла Путина после аннексии Крыма. И политики, встречавшие его в Вене, казалось, очень этим гордились.

Австрийцы иногда утешают себя невысокой международной значимостью своей страны, цитируя Фридриха Геббеля: «Эта Австрия – маленький мир, в котором большой мир проводит свою репетицию» (по-немецки это звучит в рифму: «Dies Österreich ist eine kleine Welt, in der die große ihre Probe halt»). Эти слова были произнесены в 1862 году. Тогда Австро-Венгерская империя была территориально гораздо больше, чем стала после 1918 года и остается сейчас, тогда она была влиятельной силой в Европе, а сейчас это маленькое государство.

С другой стороны, Россия была и остается мощным мировым игроком, и характер ее политической системы в то время практически не отличался от нынешнего. И полтора века назад Россия была авторитарной, возглавлялась правителем, который не мог быть законно отстранен от должности; очень националистической, амбициозной и самоуверенной; с (почти) бессильным обществом; с политическим классом, который, в первую очередь, озабочен самообогащением. Это реальные стартовые условия для любого надлежащего анализа внутренней, внешней, военной, экономической политики, а также политики безопасности России – а, следовательно, и для рассмотрения ее отношений с Австрией в целом и в области торговли в частности.

Россия как торговый партнер Австрии: обзор

Во время каждого своего визита в Вену Путин посещал Федеральную экономическую палату Австрии – организацию, которая претендует на то, чтобы представлять интересы делового сообщества страны, но при этом фактически контролируется Австрийской народной партией. Там российскому президенту аплодировали, стоя. У недостаточно осведомленного человека, наблюдающего такие овации по телевизору, может сложиться впечатление, что Россия является самым важным или, по крайней мере, очень значимым торговым партнером для Австрии. Какова же реальность? В 2018 году 35,8% импорта Австрии приходилось на Германию; 6,4% – на Италию; 5,8% – на Китай; по 4,4% – на Швейцарию и Чехию; 3,8% – на США; 2,7% – на Францию, Нидерланды, Польшу и Венгрию; 2,2% – на Словакию и только 2,1% – на Россию. Среди ведущих партнеров Австрии по экспорту на первом месте снова Германия, затем США, Италия, Швейцария. РФ с долей 1,4% занимает лишь 17-е место[2]. Однако «по таким экономическим данным видна лишь часть истории. […] Экономические игроки из Австрии, имеющие дело с Россией, являются более важными, чем можно предположить по совокупным торговым показателям. Некоторые ключевые секторы бизнеса, связанные с Россией, имеют связи с государством, сильные корпоративные лобби, либо и то, и другое»[3].

Австрия по-прежнему преимущественно импортирует из России энергоносители (нефть, природный газ), на второе место выходит продукция металлургии. По данным австрийского посольства в Москве, наибольшая доля экспорта из Австрии в РФ приходится на обрабатывающую промышленность, в первую очередь, на машиностроение и строительство заводов. В России активно работают около 500 австрийских компаний, особенно в деревообрабатывающей и бумажной промышленности, машиностроении, строительстве и банковском деле[4].

Австрия как потребитель российской нефти и газа

С 2013 года (до января 2020 года, когда Великобритания вышла из ЕС) все 28 государств-членов Евросоюза являлись чистыми импортерами энергоносителей. В 2017 году 55% энергетических потребностей ЕС было удовлетворено за счет чистого импорта. На протяжении всего периода 2007-2017 гг. Россия сохраняла свои позиции в качестве ведущего поставщика в ЕС основных первичных энергоресурсов: природного газа, сырой нефти и каменного угля.

Зависимость ЕС от импорта природного газа достигла 77,9% в 2018 году по сравнению с 74,4% в 2017 году. В 15 государствах-членах зависимость от импорта природного газа составляла более 90%. Для Австрии эта зависимость составила 91% в 2017 году и 88,4% в 2018 году[5]. Доля России в импорте природного газа в ЕС с 2007-го по 2017 год не изменилась (38,7%). Самый низкий уровень был зафиксирован в 2010 году (31,9%), пик в 41,1% пришелся на 2013 год. Россия была и остается основным поставщиком сырой нефти в ЕС: ее доля в 2007 году составляла 33,7% и колебалась между 34,7% (2011 год) и 29% (2015 год). В 2017 году ее доля составила 30,3%, в 2018 – 27, 3% (для сравнения: Норвегия – 11,2%, Нигерия – 8,1%, Казахстан – 7,8%)[6]. Что касается каменного угля, то в 2017 году 38,9% импорта ЕС приходилось на Россию.

В Евросоюзе уже много лет знают, что «безопасность поставок первичных энергоресурсов ЕС может оказаться под угрозой, если высокая доля импорта будет сосредоточена среди относительно небольшого числа партнеров»[7]. Однако никаких решительных действий не предпринималось: в 2017 году почти три четверти (74,6%) импорта природного газа ЕС-28 (прежнего состава Евросоюза, включавшего Великобританию) приходилось на Россию, Норвегию и Алжир. В том же году почти три четверти (72,7%) импорта каменного угля ЕС-28 приходилось на Россию, Колумбию и Соединенные Штаты. Импорт сырой нефти был более диверсифицирован: Россия, Норвегия и Ирак составляли примерно половину (49,9%) импорта ЕС-28.

Что касается источников импорта в 2017-18 годах, то Норвегия поставляла 30,2% природного газа, поступающего в ЕС (за вычетом торговли внутри ЕС и импорта из Швейцарии), за ней следовали Россия (20,5%), Украина (16,3%) и Беларусь (10,3%). С учетом того, что большая часть газа, поступающего в ЕС из Украины и Беларуси, добывается в РФ, зависимость от импорта газа из этой страны на практике гораздо выше, чем от импорта газа из Норвегии[8].

У Австрии давние связи с Москвой в энергетическом секторе. В 1968 году, когда демонстративно антикоммунистическая Австрийская народная партия была единственной правящей политической силой, венская нефтегазовая группа OMV стала первой европейской компанией из некоммунистической страны, заключившей сделку на поставку природного газа с Советским Союзом. Другие западноевропейские страны последовали этому примеру, и Австрия стала крупным центром советского, а затем и российского экспорта газа по всей Европе.

Во время своих переговоров с Владимиром Путиным в ноябре 2009 года Федеральный канцлер Австрии Вернер Файман (Социал-демократическая партия) упомянул, что в Австрии нет атомных электростанций, а Путин рассмеялся, назвав это «очень хорошим решением и для России тоже»[9]. И в самом деле, Австрия вынуждена будет в обозримом будущем покупать российский газ и поэтому остается в значительной степени зависимой от Москвы.

Сегодня OMV на 31,5% принадлежит государству и является крупнейшей объединенной нефтяной компанией в Центральной Европе. Она занимается разведкой и добычей нефти, ее переработкой, а также оптовой и розничной продажей на внутреннем и международном рынках. OMV управляет единственным в Австрии нефтеперерабатывающим заводом (в Швехате, пригороде Вены) и тремя хранилищами природного газа.

OMV и российский газовый гигант «Газпром» сотрудничают в сфере добычи, транспортировки и поставок газа. В июне 2018 года было подписано соглашение о продлении действующего контракта между «Газпром экспорт» и OMV Gas Marketing & Trading GmbH на поставку российского газа в Австрию до 2040 года. В октябре 2018 года «Газпром» и OMV подписали меморандум о стратегическом сотрудничестве, предусматривающий создание совместного координационного комитета по взаимодействию в сфере добычи и переработки природного газа, в научно-технической сфере, а в области подготовки кадров. OMV назвала это «укреплением партнерства» с «Газпромом»[10].

Ее генеральный директор Райнер Зееле считает более тесные связи с российским монополистом «диверсификацией поставок» и «обеспечением поставок»[11], что явно противоречит многим фактам. Ему вторят некоторые австрийские политики, такие как Карл-Хайнц Копф (Народная партия), который заявил, что, когда OMV предоставляет «Газпрому» «доступ в Европу», Австрия «снова в некотором роде выполняет свою роль посредника»[12]. И это лишь один из примеров готовности многих австрийских политиков и руководителей бизнеса изображать деловые отношения австрийских компаний и банков с Россией как «проявление традиционного австрийского нейтралитета»! Копф, кстати, является Генеральным секретарем Федеральной экономической палаты (с 2018 года) и председателем парламентской группы Австрия–Россия.

В прошлом неоднократно высказывались предположения, что «Газпром» войдет в состав акционеров OMV. Российская сторона обычно комментировала это уклончиво, утверждая, например, что «сейчас такие переговоры не ведутся». Иногда появлялись слухи, что «Газпром» может попытаться захватить OMV. Бывший менеджер из нефтяной отрасли Австрии Вольфганг Шольнбергер, который, в частности, работал в OMV, с черным юмором прокомментировал ситуацию в январе 2016 года. Он сказал, что захватывать компанию необязательно, если у «Газпрома» будет «достаточно приверженцев» в самом правлении OMV, в наблюдательном совете OMV, в наблюдательном совете Österreichische Bundes-und Industriebeteiligungen GmbH (которая управляла государственными акциями в нескольких компаниях с 2015 по 2019 год) или в соответствующих федеральных министерствах Австрии. С точки зрения Шольнбергера, следовало предположить, что «некоторые из этих послушных людей точно знают, что поставлено на кон, а вот другие – недальновидные последователи»[13].

Согласно последнему ежегоднику Статистического управления Австрии, только 5,6% спроса на сырую нефть и 11,6% потребления газа покрывается за счет внутреннего производства. После закрытия в 2005 году штирийских предприятий по добыче бурого угля внешняя зависимость Австрии от угля достигла 100%. Кроме того, в ежегоднике недвусмысленно говорится, что зависимость Австрии от внешних поставок энергоносителей «непрерывно» растет[14].

В 2018 году «Газпром» поставил в Австрию 12,3 млрд. кубометров газа – на 34,8% больше, чем в 2017 г. (9,1 млрд. кубометров). В том же 2018-ом OMV импортировала в Австрию в общей сложности 8,3 млн. тонн сырой нефти, что на 13,5% больше, чем в предыдущем году. Сырая нефть закупалась в четырнадцати странах в самых разных объемах. Казахстан лидировал, поставив почти 3,1 млн. тонн, за ним следовали Ливия с 1,9 млн. тонн, Иран с 988 000 тонн и Азербайджан с 782 000 тонн[15]. Однако в этом контексте обычно не упоминают, что нефть из Казахстана транспортируется по трубопроводам, которые проходят через российскую территорию.

Практически все австрийские и западноевропейские сторонники «расширенного сотрудничества» с «Газпромом» вообще и с трубопроводными проектами «Северного потока» в частности называют такие проекты «взаимозависимостью» и «усилением взаимосвязи»: мол, Кремль не сможет шантажировать ЕС поставками газа, потому что сам он сильно зависит от этих доходов. Однако такое допущение не совсем соответствует истине: нет никаких сомнений, что в теоретически возможной ситуации масштабного политического конфликта Москва смогла бы продержаться без этих средств гораздо дольше, чем многие государства ЕС – без российской нефти и газа. К счастью, лидеры (большинства) государств ЕС подотчетны своему населению, чего нельзя сказать о Путине. Так, Михаил Корчемкин, основатель и руководитель Пенсильванской консалтинговой фирмы East European Gas Analysis, заявил: «Кремль готов отказаться от доходов в любой момент ради достижения каких-то политических целей. Я не сомневаюсь, что если Кремлю что-то не понравится – решение какого-то суда, действия каких-то немецких компаний – то поставки газа будут немедленно сокращены и остановлены. Хотя нормальная практика подсказывает, что нужно бы обращаться в Арбитражный суд»[16].

Маловероятно, что именно Австрия станет главной жертвой политического шантажа со стороны России (чем бы он ни был вызван), если Москва откажется поставлять энергоносители, но страна может оказаться в такой ситуации «за компанию» с другими государствами ЕС. Историческим примером подобной схемы является нефтяной бойкот западных стран со стороны Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК) в 1973 году, который затронул и Австрию, хотя она не имела никакого отношения к ближневосточному конфликту и вообще не была вовлечена в военные действия. Тогдашний австрийский федеральный канцлер Бруно Крайски (Социалистическая партия)[17] даже считался человеком с довольно критическим отношением к Израилю, но и это «не помогло».

Австрия также может понести «сопутствующий ущерб», и такие случаи уже были. Например, в январе 2006 года и январе 2009 года поставки российского природного газа в Австрию и некоторые другие европейские страны временно приостанавливались из-за того, что Кремль хотел оказать политическое давление на Украину (президента которой Виктора Ющенко, избранного в 2004 году, в Москве презирали). До критической ситуации в Австрии не дошло, так как стране удалось продержаться на накопленных запасах. Но подобные события должны были всерьез подорвать репутацию Москвы как «надежного поставщика» в ЕС. По каким-то загадочным причинам этого не произошло.

Тем не менее, Министерство по европейским и международным делам Австрии, обычно очень тщательно подбирающее формулировки, в своем ежегодном отчете за 2007 год писало: «Россия использует энергетическую политику как мощный инструмент своей внешней политики»[18]. В мае 2007 года министр экономики Австрии Мартин Бартенштейн (Народная партия), который также был сопредседателем Совместной австрийско-российской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, сказал, что «со своими огромными запасами газа Россия снова играет в силовой покер мировой политики», но сразу же смягчил заявление, заметив, что «многие [другие] государства […] также ведут мировую политику с помощью энергетики». Однако Бартенштейн (получивший в 2002 году российский Орден Дружбы) не объяснил, какие страны являются этими «другими»[19].

Такое «а-как-насчет» характерно для защитников Путина на Западе и в Австрии: они постоянно ссылаются на различные события, которые зачастую не имеют никакого отношения к обсуждаемой России и не могут ни объяснить, ни оправдать ее поведение. Однако многих политиков, аудиторию СМИ и даже политологов это впечатляет и влияет на их мнение. В феврале 2014 года австрийский банкир Герберт Степич даже не отрицал, что Путин использует поставки газа в политических целях, но не находил в этом ничего плохого: мол, Путин хотел «просто построить свою великую Россию»[20]. И Степич не критиковал это намерение и не задавался вопросом, почему Австрия должна участвовать в реализации путинских амбиций.

Во время кризиса с поставкой газа в 2009 году австрийские политики и руководители выкручивались, как могли, комментируя ситуацию. Например, тогдашний глава OMV Вольфганг Руттеншторфер (занимавший пост госсекретаря в Министерстве финансов с 1997 по 1999 год и представлявший Социал-демократическую партию) заявил, что Россия «останется надежным поставщиком природного газа и после окончания двустороннего конфликта с Украиной»[21]. И конечно, австрийские политики «благородно сдерживали» недовольство Путиным из-за прекращения поставок. Австрийскому сатирику Райнеру Никовицу пришлось использовать вымышленное интервью с «Путиным», чтобы обнародовать выводы, которые западноевропейские политики, руководители и политологи оглашать не желали: «если я [«Путин»] буду шантажировать только украинцев, они еще неизвестно сколько продержатся, прежде чем сдаться. Но если я стану шантажировать еще и мягкотелый ЕС, то добьюсь своего гораздо быстрее»[22].

Впрочем, Австрия предприняла некоторые шаги для подготовки к газовой чрезвычайной ситуации, в частности, обеспечив физическую обратимость потоков на большом числе своих газопроводов, ведущих в соседние страны (Германия-Австрия и Италия-Австрия), в 2011 году. Но это мало помогло бы, если бы соседние страны сами пострадали от значительной нехватки газа.

Большая часть российского газа, который поступает в Европу, добывается на Уренгойском и Бованенковском месторождениях. Уренгой вот уже четыре десятилетия является одним из самых продуктивных месторождений в мире, но газ ближе к его поверхности иссякает. Поэтому «Газпром» решил пригласить международных партнеров для дорогостоящего и более сложного бурения, необходимого для извлечения газа из недр Уренгоя. 7 июня 2019 года группа OMV подписала соглашение о внесении изменений в базовый договор купли-продажи от 3 октября 2018 года, по которому она приобретет четверть Уренгойского газового месторождения на полуострове Ямал. По соглашению на сумму 905 млн. евро OMV получит 24,98% собственности в блоках 4А и 5А в Уренгое. «Газпром» сохранит контрольный пакет акций этого газового месторождения – 50,01%[23]. Эта, как выразилась австрийская газета, «Сибирская авантюра»[24] еще раз показывает, что OMV не собирается ослаблять свои и без того очень тесные связи с «Газпромом» в обозримом будущем.

Идея «экологичности» сжигания природного газа, которую продвигают «Газпром», OMV и другие лоббисты, опровергается практически всеми серьезными экспертами. Лоббисты также пытаются создать впечатление, что природный газ – меньшее зло по сравнению с углем или нефтью, и поэтому «Северный поток-2» должен быть построен любой ценой, а связь с «Газпромом» (то есть с путинским Кремлем) должна не только сохраняться, но даже расширяться. Но все это не соответствует действительности. Хотя природный газ действительно производит сравнительно мало парниковых газов при сжигании, на газовых заводах и трубопроводах часто случаются утечки. Утекает большое количество несгоревшего метана. А метан – это особенно опасный парниковый газ: он дает гораздо больший парниковый эффект, чем диоксид углерода (углекислый газ). Ральф Суссманн из Технологического института Карлсруэ (Германия) с помощью измерений на горе Цугшпитце (на германо-австрийской границе в Альпах) доказал, что концентрация метана в атмосфере резко возрастает и что, в основном, это происходит из-за утечек природного газа (например, из газовых скважин и трубопроводов). Если принять во внимание эти утечки, то вряд ли можно утверждать, что природный газ имеет какое-то преимущество перед углем.

Раньше экологические ассоциации рассматривали природный газ как переходное решение на пути к более экологичной и благоприятной для климата экономике. Однако с тех пор все изменилось. Например, Немецкая ассоциация охраны окружающей среды и природы делает однозначный вывод: «Природный газ не является ответом на климатический кризис. […] Нет смысла вкладывать деньги в новые проекты газовой инфраструктуры, которые должны будут проработать более полувека»[25].

Газопроводы «Северного потока» и Австрия

Вся австрийская политическая и деловая элита, включая нынешнее (с января 2020 года) правительство федерального канцлера Себастьяна Курца, состоящее из Народной партии и Зеленых, выступает за строительство газопровода «Северный поток-2» между Россией и Германией. Это российский геополитический проект, который наносит ущерб энергетической безопасности всего ЕС, а следовательно, и Австрии. Он призван «вбить клин» в ЕС: между теми странами, которые его поддерживают (Австрия, Германия и др.), и противниками проекта (Польша, страны Балтии). Кремль надеется, что это ослабит ЕС как «геополитического конкурента» за власть и влияние в мире. Тем не менее, на долю OMV, как ожидается, придется около 10% от общей стоимости «Северного потока-2» в размере 9,5 млрд. евро (по данным операторов газопровода; не связанные с проектом наблюдатели ожидают, что эта доля будет гораздо больше).

Главой компании OMV с 2015 года, когда Австрией управляла коалиция социал-демократов и Народной партии, является гражданин Германии Райнер Зееле. Его пророссийские (и антиукраинские) взгляды, которые проявляются в каждом интервью[26], конечно, были известны уже тогда и не стали препятствием, а возможно, даже оказались предпосылкой для его назначения генеральным директором OMV. В компании считают, что часть природного газа, который попадет в прибрежный город Восточной Германии Лубмин, может быть переправлена на передаточный комплекс Баумгартен на австрийско-словацкой границе. Сегодня от четверти до трети объема экспорта из России, предназначенного для Западной Европы, обрабатывается в Баумгартене. Газ транспортируется из этого узла по крупным транзитным трубопроводам в Германию, Италию, Францию, Словению, Хорватию и Венгрию, а через первичную распределительную систему – в австрийские провинции.

Примечательно, что бывший (2014-17 гг.) министр финансов Австрии Хансьерг Шеллинг (доверенное лицо Зееле) из Народной партии является официальным лоббистом проекта «Северный поток-2» с 2018 года. Маттиас Варниг, который явно пользуется доверием Путина (что очевидно уже по тому, какие должности он получал в России)[27], был управляющим директором АО «Северный поток» с 2006 по 2016 год, а с сентября 2015 года является главным исполнительным директором АО «Северный поток-2». Никто из политиков и бизнесменов (бывших и нынешних) в Австрии, Германии или других странах-участницах проекта, которые продвигают этот трубопровод, публично не высказал сомнений, связанных с тем, что Варниг был сотрудником Министерства государственной безопасности ГДР.

На встрече с Путиным в Сочи в середине мая 2019 года Федеральный президент Австрии Александр Ван дер Беллен решительно высказался в поддержку «Северного потока-2». По утверждению Ван дер Беллена, газ из Сибири значительно дешевле для европейских потребителей, чем сжиженный газ, импортируемый из США. По его словам, OMV «не намерена выходить из проекта “Северный поток-2». Путина это очевидно обрадовало[28]. Санкции ЕС против России, введенные после аннексии украинского Крыма в 2014 году, этот проект, естественно, не затрагивали.

В течение многих лет США, ЕС и Австрия вообще ничего не делали для того, чтобы помешать функционированию «Северного потока» (который начал работу в ноябре 2011 года) и/или «Северного потока-2». США применили санкции против компаний, которые принимали участие в проекте, только в декабре 2019 года, когда до завершения строительства «Северного потока-2» оставалось всего лишь около 300 километров. Это вызвало немало возмущения в России и в Германии, а в Австрии как бульварная, так и качественная (по собственному определению) пресса демонстративно и громко встала на сторону российских инициаторов проекта, критикуя Вашингтон за «односторонние действия» и попытки «продать Европе свой дорогой сланцевый газ»[29]. Многие австрийские политики и руководители также повторили свое давнее мнение о том, что «Северный поток» ведет к «диверсификации энергоснабжения», не объясняя, за счет чего будет достигнута диверсификация, если поставщик природного газа, а именно Россия, останется прежним.

Достаточно непредвзятые аналитики и эксперты в сфере энергетической политики приводили причины упрямства Кремля в вопросе реализации «Северного потока-2». Так, Корчемкин сослался на миллиардные контракты для компаний дружественных Путину олигархов Аркадия Ротенберга и Геннадия Тимченко. Второй основной причиной, по словам эксперта, является желание Путина «наказать» Украину, которая потеряет транзитные сборы (около 2 млрд. долларов ежегодно) из-за «Северного потока-2». Действительно, еще задолго до протестов на Майдане в Киеве 2013-14 гг. Путин прямо сказал Файману, что «Северный поток-2» предоставит возможность «дисциплинировать неуправляемые транзитные страны», такие как Украина[30]. Файман не возражал, хотя мог бы спросить, почему Австрия (как и другие члены ЕС) должна помогать России «дисциплинировать» другие страны.

Разумеется, экономически абсурдно тратить миллиарды на строительство трубопроводов на дне Балтийского моря, чтобы транспортировать природный газ в Центральную и Восточную Европу примерно в тех же объемах, которые могут быть прокачаны (и прокачиваются) через украинскую трубопроводную сеть (пусть она и нуждается в модернизации). Но «Северный поток» – это не экономика, а российская геополитика. Поскольку для подавляющего большинства политиков, чиновников и руководителей компаний в Вене, Берлине и Брюсселе данный факт не был очевидным, они принимали исключительно неверные решения по поводу «Северного потока» – и это будет и дальше сказываться на энергетической безопасности ЕС в течение ближайших десятилетий, когда все современные политики давно оставят свои должности.

«Северный поток» (и особенно «Северный поток-2») также является серьезной проблемой для Киева, поскольку в случае его ввода в эксплуатацию Россия полностью перестала бы зависеть от трубопроводов, проходящих через украинскую территорию, и, таким образом, по мнению некоторых экспертов (например, Андреаса Умланда[31]), ей было бы легче вести «масштабную» войну против Украины, что могло бы привести к еще одной огромной волне беженцев (наравне с сирийской), затрагивающей не только саму Украину, но и ЕС. Ответственные чиновники и власти в Вене, Берлине и Брюсселе не хотят задумываться ни о такой возможности, ни о сообщениях о том, что на строительстве «Северного потока-2» вынуждали работать российских заключенных (а эту информацию следовало бы хотя бы проверить).

Продолжение статьи в следующем номере отчета “Европа и Влияния Кремля”.


[1] Цит. по: Симона Бруннер, Алексей Навальный “Alle lieben Österreich – Gauner und Diebe besonders.” [Алексей Навальный «Австрию любят все – особенно жулики и воры»] [интервью]. «Профиль», 25 июля 2019 года, https://www.profil.at/ausland/alexej-nawalny-kreml-kritiker-putin-10877723 (дата просмотра 26 марта 2020 года). Далее по тексту все переводы с немецкого выполнены по переводам на английский автора статьи.

[2] Wirtschaftskammer Österreich, “WKO Statistik Österreich. Österreichs Außenhandelsergebnisse. Jänner bis Dezember 2018. Endgültige Ergebnisse” [Федеральная экономическая палата Австрии, «Статистика по Австрии. Результаты внешней торговли Австрии. С января по декабрь 2018 года. Окончательный результат»]. Juli 2019, pp. 1, 10, http://wko.at/statistik/Extranet/AHstat/AH_12_2018e_Bericht.pdf (дата просмотра 10 марта 2020 г.)

[3] Эндрю С. Вайс, «С такими друзьями: крайние правые и популистские связи Кремля в Италии и Австрии». Фонд Карнеги за международный мир, 27 февраля 2020 года, https://carnegieendowment.org/2020/02/27/with-friends-like-these-kremlin-s-far-right-and-populist-connections-in-italy-and-austria-pub-81100?fbclid=IwAR3ydNVxJR6voQAsBvAR7quAEZEVjZdMDz4wMh3IEMxGk6MQOXfJkToiz_8 (дата просмотра 26 марта 2020 года).

[4] Österreichische Botschaft Moskau, “Wirtschaftsbeziehungen zwischen Österreich und Russland“ [Посольство Австрии в Москве, «Экономические отношения между Австрией и Россией»], https://www.bmeia.gv.at/oeb-moskau/bilaterale-beziehungen/russische-foederation/wirtschaft/ (дата просмотра 25 марта 2020 г.).

[5] Евростат, «Статистика поставок природного газа», стр. 4, https://ec.europa.eu/eurostat/statistics-explained/pdfscache/10590.pdf (дата просмотра 25 марта 2020 года).

[6] Евростат, «Импорт энергоносителей в ЕС — новости. Разъяснение статистики». Ноябрь 2019, стр. 5, https://ec.europa.eu/eurostat/statistics-explained/pdfscache/46126.pdf (дата просмотра 16 марта 2020 г.).

[7] Евростат, «Производство и импорт энергии. Разъяснение статистики», июнь 2019 года, https://ec.europa.eu/eurostat/statistics-explained/index.php/Energy_production_and_imports#The_EU_and_its_Member_States_are_all_net_importers_of_energy (дата просмотра 25 марта 2020 года).

[8] Евростат, «Поставки природного газа», стр. 4.

[9] Цит. по: Кристиан Ульч, “Putin drängt Wien zu Beteiligung an ‘South Stream’” [«Путин призывает Вену к участию в «Южном потоке»]. Die Presse, 12 ноября 2009 г., стр. 7.

[10] OMV, годовой отчет за 2018 год. «7 причин, по которым мы с оптимизмом смотрим в завтрашний день», Вена, 2019, стр. 66.

[11] Цит. по: Гюнтер Штробль и Андре Баллен, “Sibirien-Abenteuer kostet OMV 905 Millionen” [«Сибирское приключение обойдется OMV в 905 миллионов»]. Der Standard, 8-10 июня 2019 г., стр. 28.

[12] Рая Коринек, “OMV-Deal ist politisch interessante Lösung” [«Сделка OMV — политически интересное решение»] [интервью с Карлом-Хайнцем Копфом]. Die Presse, 13 апреля 2016, стр. 16. На момент этого интервью Копф был вице-спикером Национального совета, что придавало весомость этим словам.

[13] Wolfgang Schollnberger, “Sicheres Gas aus Russland? Um welchen Preis?” [«Надежный газ из России? Какой ценой?»]. Die Presse, 19 января 2016 г., стр. 22.

[14] Statistik Austria (ed.), Österreich: Zahlen, Daten, Fakten [Статистическое управление Австрии (ред.), Австрия: цифры, данные, факты]. Вена 2020 г., стр. 82.

[15] Wirtschaftskammer Österreich, “Die österreichische Mineralölindustrie 2018“ [Экономическая палата Австрии, «Минерально-нефтяная промышленность Австрии, 2018»]. 23 июля 2019 г., https://www.wko.at/branchen/industrie/mineraloelindustrie/die-oesterreichische-mineraloelindustrie.html (дата просмотра 11 марта 2020 г.).

[16] Дмитрий Малышко, «Кремль в любую минуту готов перекрыть транзит газа в Европу — Михаил Корчемкин» [интервью]. «Апостроф», 13 октября 2019 года, https://apostrophe.ua/article/politics/2019-10-13/kreml-v-lyubuyu-minutu-gotov-perekryit-tranzit-gaza-v-evropu—mihail-korchemkin/28415?fbclid=IwAR1CeDXrt4-HtqI7VwWQIfE7iD4QJDIrVQ6RrkhZxF_Q97GfMjxyqhWrE-8 (дата просмотра 25 марта 2020 года).

[17] В 1991 году она была переименована в Социал-демократическую партию.

[18] Томас Шлезингер и др. (ред.), Außenpolitischer Bericht 2007. Jahrbuch der Österreichischen Außenpolitik [Отчет о внешней политике за 2007 год, Ежегодник внешней политики Австрии]. Вена 2007, стр. 44.

[19] “Russische Investoren willkommen“ [«Добро пожаловать, русские инвесторы»] [интервью с Мартином Бартенштейном]. Die Presse, 23 мая 2007 года, стр. 16.

[20] Рейнхард Гевайль, “Die Lösung liegt bei Russland“ [«Решение — Россия»] [Интервью с Гербертом Степичем]. Wiener Zeitung, 1-2 февраля 2014 г., стр. 5.

[21] Цит. по: Abgedreht, “Gas-Lieferung nach Österreich komplett eingestellt“ [«Выключено. Подача газа в Австрию полностью прекращена»]. Die Presse, 7 января 2009 г., https://www.diepresse.com/441904/abgedreht-gas-lieferung-nach-osterreich-komplett-eingestellt (дата просмотра 11 марта 2020 г.). Курсив автора, М.М.

[22] Райнер Никовиц, “Gasreizung” [«Газовое раздражение»]. «Профиль», № 3, 2009 г., стр. 102.

[23] OMV und Gazprom unterzeichnen “Amendment Agreement” zum “Basic Sale Agreement” betreffend den möglichen Erwerb einer 24,98% Beteiligung an den Blöcken 4A/5A der Achimov-Formation durch OMV [OMV и «Газпром» подписывают «дополнительное соглашение» к «основному договору купли-продажи» относительно возможного приобретения OMV доли в блоках 4А/5А Ачимовских отложений в размере 24,87%]. OMV Newsroom, 7 июня 2019 года, https://www.omv.com/de/news/190607-omv-und-gazprom-unterzeichnen-amendment-agreement (дата просмотра 24 марта 2020 года).

[24] Штробль и Баллен, стр. 28.

[25] “Erdgas ist keine Antwort auf die Klimakrise. EU muss Investitionen in fossile Energien beenden” [«Природный газ — не ответ на климатический кризис. ЕС следует прекратить инвестиции в ископаемое топливо»]. Bund – Друзья Земли Германия. 7 ноября 2017 года, https://www.bund.net/service/presse/pressemitteilungen/detail/news/erdgas-ist-keine-antwort-auf-die-klimakrise-eu-muss-investitionen-in-fossile-energien-beenden/ (дата просмотра 25 марта 2020 года).

[26] Сравн. Хайке Гебель и Никлас Забойи, “Kritik von Polen und Ukrainern ist vorgeschoben”, Frankfurter Allgemeine Zeitung, 18 февраля 2019 года, https://www.faz.net/aktuell/wirtschaft/unternehmen/nord-stream-2-omv-chef-rainer-seele-im-gespraech-16046206.html (дата просмотра 10 апреля 2020 года).

[27] Сравн. Nordstream-Boss Matthias Warnig: “Herr Putin hat kein Handy” [«У г-на Путина нет мобильного телефона»] [интервью]. Die Presse, Februar 8, 2018, https://www.diepresse.com/5368277/nordstream-boss-matthias-warnig-herr-putin-hat-kein-handy (дата просмотра 10 апреля 2020 г.).

[28] Цит. по: Jutta Sommerbauer, “Durchs Reden sollen Österreich und Russland näher zusammenkommen,“ Die Presse, 16 мая 2019 г., стр. 5.

[29] Сравн. Christian Ultsch, “Europa braucht keine US-Zwangsnachhilfe,“ [«Европа не нуждается в принудительном обучении от США»] Die Presse21 декабря 2019 г. https://www.diepresse.com/5742444/europa-braucht-keine-us-zwangsnachhilfe (дата просмотра 10 апреля 2020 г.); “US-Sanktionen gegen Nord Stream 2 sind in Kraft,“ [«Санкции США против «Северного потока-2» в силе»]. Kronen Zeitung, 21 декабря 2019 г., https://www.krone.at/2066127 (дата просмотра 10 апреля 2020 г.).

[30] Цит. по: Кристиан Ульч и Эдуард Штайнер, “Faymann im Kreml: Zwischen Kalaschnikow und Erdgas,“ [«Файман в Кремле: между Калашниковым и природным газом»] Die Presse, 10 ноября 2009 г., http://diepresse.com/home/politik/aussenpolitik/520903/index.do?_vl_backlink=/home/politik/aussenpolitik/index.do (дата просмотра 25 марта 2020 г.).

[31] «Геополитические последствия «Северного потока-2 для энергетической безопасности Европы» (панельная дискуссия, Дипломатическая академия Вены, 26 февраля 2020 г.).