Адреса, явки, фамилии. Публикуем документы о том, как принимаются решения о «нежелательных» организациях

22 июля Московский городской суд рассмотрит апелляционную жалобу фонда «Свободная Россия»* на решение Тверского суда, отказавшегося отменить постановление Генпрокуратуры о признании организации «нежелательной» на территории России.

Разумеется, мы не ждали ничего другого от Тверского суда – как не ждем и от городского, и от всех последующих российских инстанций. Целей у судебного иска две. Первая – дойти до Европейского суда по правам человека, где состоится хоть и нескорое, но объективное рассмотрение дела.

Вторая цель не менее важна: пролить свет на то, как принимаются репрессивные решения в нынешней системе власти. Как известно, в перечне Минюста уже 22 «нежелательных организации» – от Национального фонда в поддержку демократии до Европейской платформы за демократические выборы (один список названий неплохо демонстрирует фобии Кремля). Но до сих пор обществу не был предъявлен ни один документ, на основании которого эти решения выносились. На запрос партии «Яблоко», попытавшейся выяснить причины, из Генпрокуратуры пришел ответ, которому позавидовал бы Франц Кафка: «Предоставление информации, раскрывающей содержание деятельности иностранных и международных неправительственных организаций… неизбежно затронет права и законные интересы организаций и их сотрудников, что недопустимо».

Документы, которые мы публикуем, впервые приоткрывают дверь во внутреннюю кухню принятия решений по закону о «нежелательных» организациях. Хотим выразить благодарность адвокату Вадиму Прохорову, благодаря усилиям которого эти ценные документы эпохи удалось получить в ходе судебного разбирательства.

Сами документы в комментариях не нуждаются. Здесь прекрасно всё – и донос кадрового чекиста и депутата Госдумы Николая Рыжака; и письмо МИДа о «русофобской» (sic) деятельности фонда «Свободная Россия»; и «акт оперативно-розыскного мероприятия «наблюдение» в отношении интернет-ресурса», составленный Главным управлением МВД по противодействию экстремизму; и подробная справка ФСБ на членов правления фонда, приглашенных экспертов и участников конференций, вплоть до указания дат и адресов их проведения; и обвинения в «формировании общественного мнения о необходимости смены власти в России» и «снижении электорального рейтинга президента РФ».

Наверное, нужно отметить, какие люди в нашей стране определяют «нежелательность» общественных организаций. Подписавший постановление заместитель генпрокурора РФ Леонид Коржинек в свое время покровительствовал банде Сергея Цапка. Автор справки ФСБ, начальник Службы по защите конституционного строя генерал Алексей Седов несколько лет назад стал фигурантом громкого ДТП, когда его служебный автомобиль выехал на встречную полосу (генерал опаздывал на концерт Элтона Джона). В возбуждении уголовного дела пострадавшим было отказано.

Наконец, последнее. Интересно, понимают ли авторы доносов, справок и постановлений степень абсурдности происходящего? В своих документах они пишут о «попытке прямого вмешательства американской организации во внутренние дела России» – тогда как в действительности все обстоит с точностью до наоборот. Фонд «Свободная Россия» создали и возглавляют российские граждане, добивающиеся от западных стран принципиальной политики в отношении режима Владимира Путина, в первую очередь в свете нарушений международных обязательств в области прав и свобод. Как говорится, нарочно не придумаешь.

Впрочем, об этом было сказано еще у Оруэлла. «Война – это мир, свобода – это рабство, незнание – сила».

Владимир Кара-Мурза
Наталия Арно

* Иностранная неправительственная организация, деятельность которой признана нежелательной на территории Российской Федерации (решение Генеральной прокуратуры РФ от 27.06.2019 г.)