Ukraine Alert

Данный текст был впервые опубликован на сайте Атлантического Совета

Как не стать военным преступником: памятка для российских солдат

Мало кто из россиян считает вторжение Кремля в Украину незаконным. Немногие российские военнослужащие понимают, что они воюют там как безымянные и безликие солдаты, лишенные защиты международных пактов, в том числе Женевских конвенций. Помимо того, что они рискуют потерять здоровье или жизнь и быть брошенными государством, которое их туда отправило, они могут еще и стать военными преступниками.

Кремль втянул российскую армию в операции, которые по закону могут проводиться только специальными диверсионными подразделениями спецназа. В тех случаях, когда офицеры спецназа возвращаются живыми, от них не отказываются вследствие их особого статуса. Однако систематическое использование в таких целях кадровых или наемных войск приравнивается к отдаче преступных военных приказов. Те, кто осознанно выполняют заведомо преступные военные приказы, становятся военными преступниками.

Выполнение подобных приказов под давлением (как, судя по всему, произошло в случае с как минимум 250 военнослужащими) в некоторых ситуациях может считаться смягчающим обстоятельством в суде. В любом случае стоит прислушаться к совету председателя Союза комитетов солдатских матерей, которая предостерегает от участия в выполнении подобных приказов: «Когда их вербуют военкоматы, им обещают, что можно деньги заработать. Никто им не говорит, что они будут военными преступниками. Никто не говорит, что они уходят туда безличными, анонимными, и что всем будет потом плевать на них, на их семьи».

Те, кто не хочет служить, имеют право прибегнуть к юридической защите. Несмотря на то, что в декабре 2015 года Государственная дума России провозгласила «верховенство Конституции Российской Федерации над международным правом», российское законодательство подчеркивает «необходимость придерживаться норм международного и федерального законодательства во время выполнения международных военных операций».

В Уголовном кодексе Российской Федерации говорится, что «если лицо, выполняющее приказ, заведомо знало о его незаконности, оно остановится соучастником преступления; при этом вышестоящее лицо считается организатором преступления, а подчиненное лицо – исполнителем». Согласно действующему законодательству военнослужащие обязаны выполнять только законные приказы, и большинство приказов должны отдаваться в письменном виде. В сомнительных случаях военнослужащие должны требовать у вышестоящего лица письменный приказ. В противном случае подчиненный рискует стать военным преступником. Ярким примером такой ситуации могут служить российские военные, сбившие пассажирский самолет «Малайзийских авиалиний», летевший рейсом MH17 над территорией Украины, что привело к гибели 283 человек.

В случае получения незаконного приказа российские военнослужащие имеют право обратиться за юридической помощью как в России, так и за ее пределами. Сбор относящихся к делу доказательств дает им право на возмещение ущерба и получение убежища за рубежом. Они имеют право оспорить приговор в российских судах и в Европейском суде по правам человека, а также участвовать в подаче исков в Международный суд ООН о спонсируемом российским государством терроризме. Как сами военнослужащие, так и члены их семей имеют возможность подавать иски против российского правительства с требованием возмещения значительного финансового и морального ущерба.

Российские военнослужащие, осознающие, что кровавые события в Украине координируются российским руководством и вынужденные участвовать в необъявленных войнах России как неосознанно, так и под давлением, имеют возможность себя защитить. Они могут собирать доказательства того, что их принуждали выполнять незаконные приказы и участвовать в незаконных военных действиях. Такими доказательствами могут служить, среди прочего:

Сбор оригиналов и копий боевых приказов и инструкций, включая служебные задания, подтверждающих их незаконный характер;

Видео- и аудиозапись командиров, отдающих приказы на выполнение военных операций и задач в рамках необъявленных войн;

Сохранение документации, используемой с целью сокрытия участия российских военнослужащих в вышеперечисленных операциях;

Сохранение карт и схем военных операций и расположения российских войск в регионах конфликта;

Сбор документации, подтверждающей факты поставки оружия и военной техники из Российской Федерации, а также других документов, касающихся логистической поддержки этих территорий, в частности 1-го и 2-го армейских корпусов центрального командования Южного округа ВС РФ.

Принять решение об участии в незаконной войне зачастую нелегко. Осознавая трудное положение, в котором оказываются многие военнослужащие, важно помнить и о том, что система, обеспечивающая базовые права и свободы, существует и должна использоваться. Она существует для того, чтобы защищать жертв войны и была создана на основании опыта, накопленного во время тирании предыдущих мировых войн.

_________________

Валентин Бадрак – директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения; Лада Рослицки – эксперт в сфере безопасности и мягкой силы и консультант правительств и неправительственных организаций, в том числе DCAF, в области стратегических коммуникаций; Михаил Самус – заместитель директора Центра исследований армии, конверсии и разоружения по международным делам; Владимир Копчак – заместитель директора Центра исследований армии, конверсии и разоружения.

29