Мнения

Эксперты о России и Украине

Россия – государство опасное для женщин
Подписаться на обновления Дома Свободной России
Люди могут ненавидеть кого угодно, чтобы почувствовать облегчение
Игра Москвы вокруг морских коммуникаций становится все опасней
Украина все еще выдает людей в Россию и Беларусь. На пятый год войны.
“Темная зона”: домашнее насилие и его декриминализация в России
Ни прав, ни выплат: российские паспорта для жителей ОРДЛО
Тот, кто не берет на себя ответственность за преступление, становится его соучастником
Лекция правозащитника Иосифа Зисельса о правоконсервативном сдвиге как глобальном тренде
Назарбаев уходит, Путин делает выводы
Путинский исход: кто покидает Россию?
Пример «Baring Vostok»: зарубежные инвестиции в путинской России небезопасны
Мы должны быть там, где Майдан продолжается – в душах людей
Московский Патриархат на службе государевой
Европарламент проголосовал против “Северного потока-2”
Люди должны знать, что происходит, на какие деньги и кто при этом гибнет
«Нет выборов – есть пытки»
Азовский инцидент: что произошло и как реагировать
Здесь проблемы признают, открыто о них говорят и пытаются исправить – чего нет в России
Суд над Януковичем: накануне “последнего слова”
Есть линия, за которую нельзя переступать – это права человека
Кремлевская гибридная война с использованием протестного потенциала населения
КП vs. МП: что автокефалия значит для Украины и России
Будет хуже. Как санкции влияют на Россию
Кремль уничтожает израильскую демократию
Приоритет номер один: спасти Олега Сенцова
Дорожная карта переходного периода
Злоупотребление свободой
Олег Сенцов и политзеки, за которых мы должны бороться
Бандиты против чекистов. Поддержат ли региональные элиты модернизацию?
Без перемен. Что рассказала трагедия в Кемерово о российской власти
Путин и европейские крайние правые легитимизируют друг друга
Что стоит за визитом “Альтернативы для Германии” в Крым?