Мнения

Эксперты о России и Украине

Путин запаниковал
Подписаться на обновления Дома Свободной России
Новая Конституция старого президента
Государство Путина
“Ни народная демократия, ни парламентская не работают так, как переговоры на высшем уровне”
Подавляющая часть оставшихся политзаключенных — это крымские мусульмане
«Под фразой “всех на всех” каждый понимает свое»
Последнее слово фигуранта “Московского дела” Егора Жукова
Мы занимаемся активизмом не раз в год, а каждый день
Злоупотребление законом. Как Кремль использует западные институты для влияния на Запад
Адвокатская деятельность в оккупированном Крыму. Условия работы адвокатов в оккупации
“Россия и Узбекистан сейчас одинаково опасны”
Насилие системно
Как работает кризисный центр?
«Феминизм — это повестка за права женщин, но за права здоровых женщин» Интервью с активисткой и художницей Алёной Лёвиной
«Уголовное дело, сфабрикованное против меня, стало последней каплей». Интервью с Фрэнсисом Штэргертом
Все люди — сёстры.
Пропаганда в сердце демократии
Россия – государство опасное для женщин
Люди могут ненавидеть кого угодно, чтобы почувствовать облегчение
Игра Москвы вокруг морских коммуникаций становится все опасней
Украина все еще выдает людей в Россию и Беларусь. На пятый год войны.
“Темная зона”: домашнее насилие и его декриминализация в России
Ни прав, ни выплат: российские паспорта для жителей ОРДЛО
Тот, кто не берет на себя ответственность за преступление, становится его соучастником
Лекция правозащитника Иосифа Зисельса о правоконсервативном сдвиге как глобальном тренде
Назарбаев уходит, Путин делает выводы
Путинский исход: кто покидает Россию?
Пример «Baring Vostok»: зарубежные инвестиции в путинской России небезопасны
Мы должны быть там, где Майдан продолжается – в душах людей
Московский Патриархат на службе государевой
Европарламент проголосовал против “Северного потока-2”
Люди должны знать, что происходит, на какие деньги и кто при этом гибнет