Мнения

Эксперты о России и Украине

Насилие системно
Подписаться на обновления Дома Свободной России
Как работает кризисный центр?
«Феминизм — это повестка за права женщин, но за права здоровых женщин» Интервью с активисткой и художницей Алёной Лёвиной
«Уголовное дело, сфабрикованное против меня, стало последней каплей». Интервью с Фрэнсисом Штэргертом
Все люди — сёстры.
Пропаганда в сердце демократии
Россия – государство опасное для женщин
Люди могут ненавидеть кого угодно, чтобы почувствовать облегчение
Игра Москвы вокруг морских коммуникаций становится все опасней
Украина все еще выдает людей в Россию и Беларусь. На пятый год войны.
“Темная зона”: домашнее насилие и его декриминализация в России
Ни прав, ни выплат: российские паспорта для жителей ОРДЛО
Тот, кто не берет на себя ответственность за преступление, становится его соучастником
Лекция правозащитника Иосифа Зисельса о правоконсервативном сдвиге как глобальном тренде
Назарбаев уходит, Путин делает выводы
Путинский исход: кто покидает Россию?
Пример «Baring Vostok»: зарубежные инвестиции в путинской России небезопасны
Мы должны быть там, где Майдан продолжается – в душах людей
Московский Патриархат на службе государевой
Европарламент проголосовал против “Северного потока-2”
Люди должны знать, что происходит, на какие деньги и кто при этом гибнет
«Нет выборов – есть пытки»
Азовский инцидент: что произошло и как реагировать
Здесь проблемы признают, открыто о них говорят и пытаются исправить – чего нет в России
Суд над Януковичем: накануне “последнего слова”
Есть линия, за которую нельзя переступать – это права человека
Кремлевская гибридная война с использованием протестного потенциала населения
КП vs. МП: что автокефалия значит для Украины и России
Будет хуже. Как санкции влияют на Россию
Кремль уничтожает израильскую демократию
Приоритет номер один: спасти Олега Сенцова
Дорожная карта переходного периода