Федор Крашенинников

Российский политолог, публицист и общественный деятель

Спасти Навального, остановить Путина!

31 марта стало известно о том, что сидящий в колонии Алексей Навальный объявил голодовку, требуя прекратить издевательства над ним и предоставить ему необходимую медицинскую помощь. Решиться на голодовку в его ситуации можно только в одном случае – когда терять уже нечего и других способов бороться за свои права не остается.

Новости об этом должны встревожить всех, кто следит за судьбой оппозиционера и вообще за ситуацией в России. По тому, насколько далеко власти России готовы зайти в борьбе с Навальным, можно судить и о том, как она будет действовать на других направлениях внутренней и внешней политики.

Нельзя забывать о главном: жизнь Алексея Навального в руках одного человека – Владимира Путина. Лично президент России – судья, тюремщик и палач Алексея Навального. Все, кто утверждают обратное, или не понимаю устройства российского режима, или же просто лгут.

Без прямого приказа Путина или хотя бы без его одобрения, ФСБ не следило бы годами за оппозиционерами и уж тем более не решилось бы совершить громкое покушение на жизнь самого известного критика Путина. Путин и сам признался, что лично дал санкцию на то, чтобы Навального отпустили на лечение в Германию. Очевидно, что именно он дал санкцию и на скандальный арест Навального после его возвращения в Россию.
Все поведение российской власти и лично Путина после попытки отравления Навального говорит об одном: в Кремле сожалеют лишь о том, что тот не умер сразу после отравления. Надо ли удивляться, что непосредственных исполнителей преступления и всех участвовавших в его прикрытии так или иначе поощрили?

Следователи, полицейские, судьи и персонал колонии в городе Покрове Владимирской области, где, вопреки требованию Европейского суда по правам человека немедленно освободить его, содержится Алексей Навальный, лишь выполняют инструкции, которые они получали и получают с самого верха. Навальный содержится в колонии без медицинской помощи и подвергается там издевательствам не вопреки желаниям Президента и не потому, что иначе и быть не могло, а по единственной причине – потому что Путин хочет именно этого.

Репрессиями против оппозиции в России никого не удивить. Но все-таки случай Навального – совершенно особый. Не так много в России людей, о которых бы с Путиным снова и снова говорили мировые лидеры. И уж точно нет в России другого человека, по призыву и в поддержку которого сотни тысяч людей выходили на акции протеста по всей стране, рискуя своей свободой, своим здоровьем и своим благополучием. В этом главное отличие Алексея Навального от советских диссидентов, многих других оппозиционных деятелей и журналистов, чье преследование и даже убийства не вызывали такого резонанса ни внутри страны, ни за ее пределами.

Навального преследуют, боятся и пытаются уничтожить не как частного лицо, не как лидера горстки диссидентов, а именно как создателя и руководителя мощного оппозиционного движения, опасаться которого у Путина есть все основания. То, что опасения власти вполне серьезны, доказывают постоянно расширяющиеся репрессии против соратников и единомышленников Навального и тысяч рядовых участников организуемых ими протестов. Новости о прошедших по всей России приговорах участникам январских акций солидарности с Навальным приходят каждый день. И чем ближе новые протестные акции, тем больше будет таких сообщений.

Поэтому не удивительно, что ближайшее окружение Навального в России почти в полном составе держат под домашним арестом. Тем же, до кого не могут дотянуться, портят жизнь совсем уж подлыми способами. Так, прошел обыск у родителей начальника сети штабов Алексея Навального Леонида Волкова. На днях, по совершенно надуманному поводу, был помещен в следственный изолятор 66-летний отец директора ФБК Ивана Жданова. Трудно сказать, хотят ли в Кремле таким образом добиться чего-то конкретного от Ивана Жданова или же не преследуют никаких целей, кроме мести, но само по себе использование таких методов российским государством не может не вызывать отвращения и тревоги. Надо ли говорить, что для пожилого и не очень здорового человека каждый день нахождения в камере, где на пять человек приходится четыре кровати – это пытка? И не пытка ли для любого сына знать, что над его отцом издеваются и он ничего не может с этим поделать?

Вся мировая история учит, что режимы, практикующие террор против своих граждан и своих критиков, неизбежно начинают агрессивные войны. События 2014 года показали, что и на это путинский режим вполне способен. С тех пор ситуация внутри России стала гораздо драматичнее, а террор против критиков режима – откровеннее и беспощаднее.

Быть солидарными с Навальным и его протестным движением в России надо не только ради благородных идеалов свободы, демократии и справедливости, но и ради международной безопасности. Мировое сообщество итак уже позволило Путину зайти слишком далеко и во внутренней, и во внешней политике. Если отступать дальше, если ограничиваться вялыми протестами, будет только хуже – сам Путин никогда не остановится. Каждая уступка воспринимается им как новая победа, как доказательство правильности выбранных методов и как повод наступать дальше.

Борьба за свободу Алексея Навального, за прекращение политических репрессий и проведение свободных выборов в России – это не только моральный долг всех честных людей, но и обязанность всех ответственных демократических политиков.

Ценой своих страданий и, рискуя своей жизнью, Алексей Навальный показывает всю глубину аморальности, жестокости и преступности режима Путина. За последние 20 лет за свои убеждения пострадали тысячи граждан России и их становится все больше и больше. Неужели счет жертв должен пойти на миллионы, а агрессия выплеснуться во все стороны, чтобы цивилизованный мир осознал весь масштаб проблемы и начал предпринимать адекватные меры?