Дмитрий Семенов

Исследователь Фонда “Свободная Россия”

«НЕЖЕЛАТЕЛЬНЫЕ». Яна Антонова: «Жалею лишь о том, что наша деятельность была не такой интенсивной»

Первое уголовное дело в России за участие в деятельности нежелательной организации было возбуждено в отношении Анастасии Шевченко из Ростова-на-Дону. Интервью с ней и открыло наш цикл под названием «Нежелательные». Это дело стало своеобразным сигналом для силовиков из других регионов – теперь можно. Продолжение не заставило себя долго ждать. Рано утром в апреле 2019 года с обыском пришли к экс-координатору Открытой России в Краснодарском крае Яне Антоновой. 

В истории Яны Антоновой и Анастасии Шевченко есть как сходства, так и различия. Обе – из южных регионов России, обе – матери, воспитывающие детей, обе – с обостренным чувством справедливости, переживающие за свою страну и за свою малую Родину и пытающиеся изменить жизнь вокруг себя к лучшему. Но если в случае с Шевченко следствие и суд ведут себя по жесткому сценарию с суровым домашним арестом и прочими ограничениями, то с Антоновой обходятся более мягко. Почему так? Об этом и многом другом мы поговорили с непосредственным героем сюжета драмы под названием «Нежелательные» Яной Антоновой.

Справка о герое

Антонова Яна Геннадьевна. 40 лет. Краснодарка в пятом поколении. Детский хирург по образованию. Около 15 лет медицинского стажа. Одна из организаторов Общественного совета Юбилейного района Краснодара. С 2019 года обвиняемая, в данный момент подсудимая по делу о нежелательной организации. Процесс слушается в Ленинском суде города Краснодара. В разводе, имеет сына.

Яна, добрый день. Я бы хотел начать хронологически разговор с конца, то есть с событий дней сегодняшних. Знаю, что вы участвуете в выборах в городскую думу Краснодара. Как проходит кампания? 

Кампания проходит интересно, но и сложно, поскольку мы заверяем нотариально подписи для того, чтобы уважаемой избирательной комиссии города Краснодара было трудно меня снять с выборов. Естественно, сбор с нотариальным заверением более сложный, чем без такового. Я думаю, меня поймут все, кто когда-либо участвовал в сборе подписей, то есть был кандидатом или просто как сборщик участвовал. Тем более, в Краснодаре сейчас +40 в тени и это тоже добавляет удовольствия (смеется. – ред.)

Вы самовыдвиженцем идете?

Да. Нам надо собрать минимум 96 подписей, максимум 103.

А сколько уже собрали?

Сейчас всего 5. Это связано во многом с тем, что руководитель моего штаба в самом начале сбора подписей был арестован на 10 суток из-за митинга против поправок в Конституцию. Это задержало наш сбор подписей на 2 недели.

При этом вы являетесь подозреваемой по уголовному делу. По той самой новой статье 284.1, предусматривающей санкции за участие в деятельности нежелательной организации. Это может как-то навредить вашей кампании?

Возможно, кто-то не захочет подписаться. А кто-то, может наоборот, захочет поддержать. Мы с таким тоже сталкиваемся.

Решение баллотироваться принималось вопреки уголовному делу? Или его возбуждение как-то повлияло на ваше выдвижение?

Мысль выдвигаться у меня была и до уголовного дела. Это не первая моя попытка. В 2012 году я была кандидатом в Законодательное собрание края от Яблока. Тогда я набрала 6% голосов и это был лучший результат партии в Краснодаре. 

В таком случае почему вы решили выдвигаться сейчас?

Меня можно назвать местным городским активистом. Таких людей, как я в Краснодаре много. Я – член общественного совета Юбилейного района, в котором живу. Мы занимаемся такими проблемами, как нехватка школ, нехватка садиков, строительство необходимой поликлиники и так далее. 

Что такого страшного для основ государственного строя могла сделать такая женщина, как вы? Вы в прошлом детский хирург, воспитываете одна сына, с виду вполне безобидная женщина, которая и мухи не обидит. В чем заключается состав преступления, по мнению следствия?

По мнению следствия, состав преступления заключается в одиночном пикете в память Бориса Ефимовича Немцова. В репосте цитаты покойного Владислава Николаевича Листьева, где он говорил о тоталитарном государстве. Причем во время процесса прокурор, оглашая обвинительное заключение, почему-то сказала, что цитата Листьева содержала призыв на митинг. Как человек, убитый 25 лет назад, мог призвать на митинг сейчас? Я не могу этого понять, для меня до сих пор это остается странным. Также следствие прицепилось к еще одному репосту на согласованный митинг в память Немцова в Ростове. То есть, один одиночный пикет и два репоста.

Вот вы говорите репост, а Открытая Россия здесь причем?

По мнению обвинителей в репостах содержались ссылки на некий сайт, который мог принадлежать Открытой России. Ну, например, третья «административка» у меня была за репост видео о нехватке школ в Краснодаре. Ролик содержал логотип Открытой России, который и не понравился им. Причем за репост этого видео привлекли к административной ответственности не только меня, а еще около десятка городских активистов. 

Их оштрафовали по административной статье, насколько я понимаю. У вас при этом уголовное дело. На какой стадии оно сейчас находится?

15 июля прокурор должна оглашать доказательства обвинения (разговор состоялся 11 июля. – ред.).

Есть какое-то понимание, когда это все подойдет к своему финалу?

Я ожидаю, что осенью. То есть, ту же предвыборную кампанию мы провести успеем. В любом случае приговор сразу в силу не вступит.

Давайте теперь вернемся на год с небольшим назад. В апреле 2019 года вам стало известно о возбуждении уголовного дела. Собственно, все по классике – ранним утром к вам с обыском пришла оперативно-следственная группа. Попробуйте описать тот день.

Не было еще 6 утра, как в дверь раздался звонок. Я подумала, что это опять притащили какую-то очередную «административку». Я открываю, а они показывают мне бумажку и сообщают об уголовном деле и о том, что будут производить обыск. Я попыталась позвонить адвокату, но телефон у меня отобрали. У сына тоже телефон отобрали (на тот момент сыну 12 лет. – ред.), ну и начали производить обыск. Заинтересовались книгой «Навальный-Михник», брошюрами Немцова, но в итоге ничего из этого не взяли. Забрали старый компьютер и диск под названием «Неслучайные встречи». На нем депутат Заксобрания Санкт-Петербурга Борис Лазаревич Вишневский проводил встречу с избирателями, в ходе которой рассказывал о политической молодости президента нашего, Владимира Владимировича. Вишневский там употреблял такие эпитеты и рассказывал такие вещи. Следователь потом вернул этот диск, они посмотрели и им было интересно. Ну а затем сын пошел в школу, а меня повезли в следственный комитет на допрос. 

Вы говорите, что диск вам отдали. А остальные изъятые вещи вернули?

 Отдали еще телефон сына, хотя он и старый уже. Ну а диск самого компьютера благополучно пропал в качестве доказательства по уголовному делу.

Ваша мера пресечения сейчас – подписка о невыезде?

Да, у меня довольно долго, – около 2 месяцев, – практически никакой меры не было. А потом у меня взяли подписку о невыезде из города Краснодар. Но меня это не сильно смущает. Потому что я вспоминаю, что в моей жизни были периоды, когда я по 5 лет не выезжала из Краснодара даже на море. То есть я такой станичный житель-домосед. Росла в станице, а там куры, козы. Разве их оставишь?

   А хозяйство у вас есть и сейчас?

Ну сейчас хозяйства нет, кроме двух британских кошек, но раньше было. Просто я к тому, что я больше домосед. Человеку, ведущему более активный образ жизни и часто разъезжающему по странам, конечно, тяжело дается подписка о невыезде. Меня же всегда больше интересовал Краснодар, местная политика и мой район. 

Вы в прошлом детский хирург. На каком этапе вашей жизни вы решили бросить свою основную профессию и уйти в политику и что на это повлияло? 

Вы знаете, я то не решала. Там была такая история, что в 2016 году у нас были выборы в Госдуму. И я хотела быть наблюдателем. Мне был обещан отгул в понедельник (на следующий день после дня голосования. – ред.) за то, что я летом прервала отпуск и вернулась, так как некому было работать. Ведь после наблюдения до поздней ночи с утра было бы сложно заниматься хирургией. Но меня вызвала к себе главный врач и сказала, что я должна работать и в субботу, и в воскресенье, и в понедельник. То есть, на выборы я не попадаю. Мы немного поссорились, после чего меня уволили. Был скандал, я обратилась к губернатору. Благодаря вмешательству на тот момент председателя партии «Яблоко» Эмилии Слабуновой меня восстановили. Но долго это не продлилось, так как это очень трудно сочетать. Например, у меня был арест на трое суток за баннер на мосту в день рождения Владимира Владимировича Путина. То есть человеку как я, который так выражает свое мнение, в Краснодаре довольно трудно работать в муниципальном учреждении. Да и в Москве, думаю, это тоже было бы непросто. 

Тогда я спрошу так – в какой момент в вашей жизни появилась политика и почему?

2010 год. Я тогда пыталась устроить сына в детский сад и на личном примере узнало о такой проблеме, что в Краснодаре остро не хватает детских садов. Они переполнены чуть ли не в 2 раза. То есть, если официальная вместимость детского сада 250-270 чел, то там могло быть и 500 детей. Столкнувшись с этой проблемой, я решила ее политизировать. Мы провели пикет, а на следующий день мэр по телевизору сказал, что он задумается о строительстве детских садов. После этой истории я вступила в партию «Яблоко». 

Администрация нуждается в давлении по некоторым вопросам. Если общественность не будет отстаивать свои интересы, то только счастливая случайность может помочь. Такие вещи, как строительство школ, детских садов, медицина решаются в политическом поле. Ты выбираешь себе депутата и потом с этого депутата требуешь. Другого механизма контроля над властью кроме выборов нет.

Та часть общества, которая подвержена влиянию российской пропаганды, считает, что оппозиционеры сидят постоянно на грантах из Госдепа США. Действительно занятие политическим активизмом дает свои плоды и возможность комфортной и беззаботной жизни?

Если говорить о комфортной и беззаботной жизни, то у моей мамы по делу ФБК (Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального. – ред.) арестованы сбережения, деньги от продажи квартиры. Фактически эти более 4 млн рублей – это ее накопления за всю жизнь. У меня брат – инвалид I группы, и она хотела эти деньги оставить брату, поскольку за ним очень тяжелый и дорогой уход. И арест этих средств, если его не снимут, грозит перспективой, что брата придется отправлять в какой-то интернат, чего они боялись всю жизнь. Поэтому очень тяжело, давление на семью – очень тяжелая вещь. 

Частично вы уже ответили на этот вопрос, сказав, что пришли в политику, столкнувшись лично с проблемой. А что еще вас не устраивало в своем регионе, городе?

Может быть Кубанские власти и обидятся на меня, но вообще у нас один из самых коррумпированных регионов в стране. Историю Цапка и Кущёвки вы наверно помните (убийство 12 человек в станице Кущевской, совершенное в 2010 году членами ОПГ «Цапковские». – ред.). Бывший губернатор Ткачев за время губернаторства стал одним из богатейших людей Европы. Я считаю, что связка «власть-деньги» принципиально должна быть разъединена.

До возбуждения уголовного дела возникали ли у вас проблемы с правоохранительными органами? И если возникали, то как часто и по каким поводам?

У меня были административные дела. Тот самый арест за баннер на мосту, о котором я уже говорила. Был штраф в 30 тыс. рублей за баннер в день памяти Немцова. 20 тыс. рублей штрафа за одиночный пикет против пенсионной реформы, так как он проходил в дни чемпионата мира по футболу в России. Правда, потом заместитель прокурора края внес протест и штраф отменили. 

Вы начали рассказывать историю, связанную с еще одним уголовным делом, в котором вы проходите в качестве свидетеля И связано оно с Фондом борьбы с коррупцией. Расскажите подробнее, что это за история.

15 октября прошлого года я собиралась идти в суд по моему уголовному делу за участие в деятельности нежелательной организации. И вдруг стук в дверь, заходят и говорят: «Обыск по делу ФБК». Так как я никогда не участвовала ни в деятельности ФБК, ни в деятельности штаба Навального, то я была крайне удивлена. Они опять забрали у меня телефон, все банковские карты, а через 2 недели наложили арест на счета. Кроме того, они были с обыском и у моей мамы. Допросили ее без адвоката, а потом арестовали и ее счета. При этом получается, что суд признал маму сотрудницей штаба Навального, хотя ей 68 лет.

А на каком основании, простите, мама попала во всю эту историю?

Думаю, что слушали мой телефон и узнали, что у меня есть мама и решили к ней сходить. 

То есть это такая дополнительная форма морально-психологического давления?

Да.

Открытая Россия и Фонд борьбы с коррупцией помогают вам в этих историях?

Конечно, «Правозащита Открытки» защищает меня. А с ФБК я сама не связывалась.

Какие отклики после возбуждения уголовного дела вы получаете от обычных россиян – пользователей соцсетей, ваших соседей, горожан и тд?

В целом – поддержка. 

Есть ли те, кто верит официальному обвинению и считает вас чуть ли не предателем?

Может и есть, но лично я не сталкивалась.

Как ваши родные относятся к увлечению политикой? Ведь теперь получается, что последствия этого сказываются и на них

Моя мама в свое время сама увлекалась, еще в начале 90-ых. Возможно это мне и передалось. 

То есть можно сказать, что поддерживают?

Ну так сказать трудно. Они не уверены в нашем успехе. Поскольку их поколение тогда тоже не достигло успеха, как они считают. 

У вас есть сын, который уже достаточно в сознательном возрасте. Как вы ему объясняете все эти истории с проходящими обысками и судами и находят ли ваши объяснения его понимание?

Сын, как он сказал сам, решил, что это все Путин. Ну а подробно мы с ним о политике не говорили. Ему, конечно, не нравятся обыски. Он пугался, особенно во время первого обыска. Второй уже проходил спокойнее. Но я не считаю возможным ребенку говорить о политике. 

До вас я беседовал с фигуранткой первого в России уголовного дела об участии в деятельности нежелательной организации Анастасией Шевченко. Как вы думаете, почему следственный комитет в качестве первых своих жертв выбрал именно вас? То есть, 2 женщины, воспитывающие детей, обе из южных регионов России.

Женщины, у которых есть семьи, родители пожилые, они в целом маломобильны. То есть, жертва не убежит. Особенно у Насти Шевченко – умершая дочь, которая находилась в лечебном учреждении. И тот, кто принимал решение, знал, что человек не уедет в любой ситуации. Я думаю, что они так рассуждали.

При этом совершенно по-разному следователи ведут себя по отношению к вам, и к Анастасии. У нее домашний арест с самыми суровыми ограничениями, у вас подписка о невыезде и так далее. Чем вы это объясняете?

Очень просто. Если бы тогда не горе Насти, и если бы дочь ее не погибла, то я бы тоже сидела. Я так это объясняю. 

То есть эта трагическая история была таким «холодным душем» для инициаторов преследования?

Да. Они поняли, что когда преследуешь женщину, мать, то можешь на что-то напороться такое. 

Это чисто федеральная история или больше местная? Может вы «насолили» им какой-то акцией или расследованием? Или они просто рандомно идут по разным регионам, как лотерея?

Юг он вообще более жесткий. Я надеюсь, что я ничем «не насолила» как общественница. Я встречалась ранее и с мэром Краснодара, и с губернатором края, и нормально мы беседовали. Также мы много лет в день памяти Немцова вешали баннер на мосту и никакой реакции это не вызывало. Но тут что-то изменилось. Появилась эта новая статья. И им захотелось это использовать.

У вас никогда не возникало желания уехать из России?

Нет. Мне 40 лет, я здесь родилась. Я надеюсь, здесь и проведу остаток жизни, здесь и помру. 

Давайте представим, что сейчас апрель 2018 года. Вам становится достоверно известно, что ровно через год в отношении вас возбудят уголовное дело. Вы бы что-нибудь кардинально поменяли в своей жизни и действиях за год до условного часа X? Или с высоты сегодняшнего дня считаете, что абсолютно все делали правильно тогда и будь у вас второй шанс, делали бы все то же самое?

Я сожалею только об одном, что наша деятельность была не такой интенсивной. Возможно, из-за моего плохого здоровья. А так я в ней ничего не стала бы менять.

С ваших же слов вы уже 10 лет активно участвуете в политической жизни. За эти 10 лет как сильно изменилась Россию и в какую сторону?

За это время Путин вернулся на президентский пост. Очень многое произошло в этом году. Например, он обнулился. Но также стало понятно, что, как говорится «кавалергарда век недолог». Я в целом думаю, что Владимир Владимирович был случайностью. Для Вселенной 20 лет мало и Россия вернется на демократический путь развития. 

Выборы в сентябре пройдут. Что дальше? Какие ваши планы на ближайшие годы в личной жизни и в общественной деятельности?

Дальше у меня в планах приговор. Так что моя ближайшая перспектива ограничена этим. 

Яна, в конце попросил бы вас кратко сформулировать девиз или какую-то фразу, которая точно характеризует ваш жизненный путь и помогает преодолевать трудности. И я буду просить об этом всех своих собеседников.

Не могу сформулировать точный девиз, но наверно лучше всего меня характеризует то, что я краснодарка и уроженец Кубани. Я понимаю и преимущества, и недостатки жителей нашего региона. Можно сказать, что я во всех смыслах такой местный человек, кубанский.

 Спасибо большое. Желаю вам успехов на выборах и оправдания в истории с уголовным преследованием.

8