Антон Шеховцов

Преподаватель Университета Вены, автор книги “Russia and the Western Far Right: Tango Noir”

Навальный, “национализм” и непрекращающееся рефлексивное управление

Как Кремль подрывает западную солидарность с российской оппозицией при помощи левых.

Представьте двух полицейских, которые поймали насильника-убийцу. Они уже собираются надеть на него наручники, но он говорит: “Я только что увидел человека – два дня назад он перешел дорогу на красный свет и из-за него три машины чуть ли не столкнулись. Возможно, вам стоит арестовать его”. Полицейские начинают спорить о том, следует ли им преследовать неосторожного пешехода. В пылу спора ни забывают о насильнике-убийце, который в конечном итоге уходит от них.

В сфере исследований информационных войн то, что сделал преступник, называется “рефлексивным управлением”. Это метод информационной войны, который заключается в передаче противнику информации, нацеленной на то, чтобы склонить его или ее добровольно принять выгодное вам решение. Чаще всего, рефлексивное управление выражается в том, чтобы подтолкнуть оппонента сделать ошибку. Двое полицейских совершили ошибку: неважно, был ли неосторожный пешеход реальным или выдуманным, стоило его арестовывать или нет – они не должны были это вообще обсуждать, их задачей было не отвлекаться и арестовать насильника-убийцу.

Наблюдая за атаками западных левых на главного российского оппозиционера Алексея Навального, обвиняемого ими в русском национализме, я вижу операцию рефлексивного контроля, инициированную Кремлем для того, чтобы подорвать легитимность своего главного противника в глазах западной аудитории.

У меня также чувство дежавю – все это уже было раньше, а именно 7 лет назад, когда Кремль начал военное вторжение в Украину и буквально пичкал западное медиа-пространство антиукраинскими нарративами с целью саботировать западное сопротивление российскому вторжению и ослабить западную поддержку Украины. В то время основным антиукраинским нарративом Москвы было то, что Майдан был ультранационалистическим путчем, в результате которого к власти пришло ультранационалистическое правительство. Только представьте: в феврале-марте 2014 года украинские военные базы в Крыму заблокированы российскими “зелеными человечками”, которые также оккупировали административные здания, Россия разрывает несколько международных договоров и аннексирует Крым, а западная левая газета публикует статью о том, что какие-то люди во время Майдана были ультранационалистами.

На самом деле целью Москвы не было убедить Запад в том, что Киевом правила фашистская хунта. Подлинной целью было отвлечь западное внимание от действий Москвы и склонить западные столицы к обсуждению совершенной иной проблемы – проблемы, значимость которой была непропорционально низкой по сравнению с вопиющим нарушением Кремлем международных норм и послевоенного миропорядка. Такова была операция рефлексивного управления как компонент путинского подхода “4D” к регулированию агрессии против Украины на международном уровне: dismiss (отвергнуть), distort (исказить), distract (отвлечь), dismay (вселить страх). Отвергнуть факт оккупации Крыма российскими войсками; исказить картину происходящего в Украине с помощью дезинформации; отвлечь западное внимание от действий Кремля, обвиняя Украину в ультранационализме; вселить страх в западную аудиторию из-за непредсказуемого поведения России.

В случае Алексея Навального метод Кремля мало чем отличается.

За последние годы Навальный опубликовал несколько шокирующих расследований невероятной коррупции российской клептократической элиты. Кремль сфабриковал уголовные дела против Навального, но не смог заставить его прекратить проведение и публикацию расследований. В конечном итоге, Кремль решил убить Навального нервнопаралитическим веществом «Новичок» – не только в нарушение российского закона и всех мыслимых демократических правил, но и в нарушение международной Конвенции о запрещении химического оружия. Навальный выжил, но после возвращения в Россию из Германии, где он проходил лечение под контролем немецких врачей, он был арестован и отправлен в тюрьму. Европейский Парламент принял две резолюции в отношение Навального: в одной резко осуждалась попытка его убийства, а другая призывала к его незамедлительному и безусловному освобождению. В октябре 2020 года, когда Навальный все еще проходил курс реабилитации в Германии, ЕС ввел санкции против ведущих российских политиков и ряда организаций, вовлеченных в покушение на его убийство.

Кремлевский ответ “4D” заключался в следующем: отвергнуть обвинения в отравлении лидера оппозиции; исказить обстоятельства вокруг отравления Навального путем введения множества объяснении его «недомогания»; отвлечь внимание Европы от покушения на убийство, санкционированного Кремлем; вселить страх в европейских политиков с помощью высылки дипломатов за поддержку арестованного оппозиционера.

Механика элемента «отвлечь» состоит в операции рефлексивного управления, включающей в себя три фазы. Во-первых, Кремль «спускает» вниз нарратив о «национализме Навального» – тайно своим агентам влияния и публично через контролируемые СМИ (например, RT). Во-вторых, российские «леваки» воспроизводят утвержденный нарратив в западных национальных и международных левых СМИ. В-третьих, «нарратив» переходит в более умеренное, центристское медиа-пространство и становится частью мейнстримной дискуссии, что и является главной целью элемента «отвлечь» кремлевской стратегии. Проводя операцию рефлексивного контроля через российских «леваков», Москва частично ликвидирует следы своего влияния в дебатах о «национализме Навального» среди левых комментаторов и активистов на Западе.

Неудивительно, что посредниками между Кремлем и западными левыми зачастую оказываются те же самые люди, которые участвовали в антиукраинской кампании Москвы. Главным примером здесь является Алексей Сахнин, член российской организации «Левый фронт». Западной левой аудитории его представляют оппонентом Путина, однако Сахнин был вовлечен в кремлевскую информационную войну против Украины, а также в несколько других операций, направленных на очернение и дискредитацию европейских экспертов и политиков, критикующих путинский режим. В период проживания «в изгнании» в Швеции в 2012-2019 гг., Сахнин распространял прокремлевские нарративы в кругах шведских Левой и Зеленой партий, преподнося их как подлинно левый анализ международных отношений. Вернувшись в Россию, Сахнин стал регулярным автором газеты «Ведомости», которая ранее была ведущим российским финансовым СМИ. Незадолго до того, как Сахнин начал работать с «Ведомостями», газету продали бизнесменам лояльным Кремлю, которым понадобились новые авторы после ухода редакторов, несогласных с потерей редакционной независимости газеты.

Хотя целью Сахнина и других российских «левых» посредников, возможно, и является убедить западных левых активистов и комментаторов в том, что Навальный разделяет националистические воззрения, это всего лишь промежуточная, да и необязательная цель Кремля. В рамках операции рефлексивного управления конечной задачей Кремля является формирование бесполезной дискуссии и подрыв западной солидарности с российской оппозицией – все для того, чтобы жестокому клептократическому режиму сошли с рук реальные преступления, которые бесконечно хуже предполагаемого национализма Навального.

33