Александра Гармажапова

Журналист

В деле Немцова поставлена запятая
Следите за нами в социальных сетях

Московский окружной военный суд признал пятерых подсудимых виновными в убийстве политика Бориса Немцова и приговорил их к заключению от 11 до 20 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

Накануне прокуратура попросила приговорить бывшего замкомандира батальона “Север” Заура Дадаева к пожизненному заключению. Остальным подсудимым – от 17 до 23 лет лишения свободы.

Дадаев, которого присяжные признали виновным непосредственно в убийстве политика, получил 20 лет колонии строгого режима. Суд лишил его звания лейтенанта и ордена, обязав выплатить штраф в 100 тысяч рублей. Как следует из вердикта присяжных, Дадаев признан виновным в том, что вечером 27 февраля 2015 года выстрелил в Немцова не менее шести раз на Большом Москворецком мосту у стен Кремля в Москве.

Темирлана Эскерханова приговорили к 14 годам и также лишили воинских званий и орденов. Анзору и Шадиду Губашевым назначили 19 и 16 лет колонии строгого режима. Хамзат Бахаев получил 11 лет. Всех обязали выплатить штрафы.

Таким образом, в деле Немцова поставлена запятая. Сторона семьи Немцова намерена добиваться привлечения к ответственности организаторов и заказчиков убийства.

Формально Следственный комитет РФ продолжает искать тех, кто стоит за преступлением.

В частности, силовики объявили в розыск водителя бывшего замкомандира батальона “Север” Руслана Геремеева Руслана Мухудинова. Руслан Геремеев – родной племянник сенатора от Чечни Сулеймана Геремеева. Именно Руслана Геремеева Жанна Немцова считает “полноценным” организатором преступления.

Глава Чечни Рамзан Кадыров в декабре 2016-го в свою очередь заявил, что Геремеев на “тысячу процентов” не причастен к убийству.

Он также назвал его “настоящим мужчиной, воином”.

По версии следствия, организатором преступления является Мухудинов, который якобы пообещал исполнителям 15 млн рублей. Как рядовой водитель мог располагать такой суммой, не уточняется.

Представители семьи Немцова считают, что вина исполнителей очевидна. Вопросы лишь по Бахаеву – по нему достаточная доказательная база собрана не была.

Причастность Бахаева поставлена под сомнение и четырьмя присяжными (они проголосовали против вердикта “Виновен”).

На этапе следствия трое подсудимых – Дадаев и братья Губашевы – дали признательные показания, однако в суде они сказали, что оговорили себя под пытками. Во время прений сторон они попросили оправдать их.

“Аллах просит терпения, я будут просить терпения, я не виноват в этом преступлении. Как будет по воле Всевышнего, я пройду этот путь должным образом, я не склоню голову ни перед кем, ни перед Красновым, ни перед ФСБ”, – говорил Дадаев.

Его адвокат Шамсудит Цакаев сообщил, что ими уже подана жалоба в Европейский суд по правам человека.

По его словам, основное доказательство непричастности Дадаева к преступлению – это видеозапись “с подъезда, где он проживал, которая незаконно и необоснованно была исключена судом из числа доказательств”.

Адвокат семьи Немцова Вадим Прохоров не уверен, что признательные показания Дадаева объясняются именно пытками: “Дадаева и Анзора Губашева задержали почти одновременно. Тренированный боец Дадаев дал признательные показания 7-8 марта. А гораздо менее тренированный Губашев схожие показания дал лишь 18 марта (на тот момент уже 10 дней находился в СИЗО “Лефортово”). Почему Губашев, не заявлявший о пытках в “Лефортово”, молчал 10 дней?”.

Когда в дело включился адвокат Муса Хадисов, Анзор Губашев от своих первоначальных признательных показаний отказался, однако в январе 2016-го опять заговорил. Подтвердил, что был за рулем ZAZ Chance, но заявил, что ничего не знал о происходящем, убивал Немцова не Заур Дадаев, а покойный к тому моменту Беслан Шаванов (убит при задержании).

Мотивом исполнителей, по мнению Прохорова и следствия, могла служить корысть. И Дадаев, и братья Губашевы остро нуждались в деньгах.

В кадыровском обществе есть и другой мотив – приказ старших: “Там все связаны: Дадаев – близкий родственник Губашевых, Эскерханов – человек Руслана Геремеева, Геремеев – начальник Заура Дадаева и близкий родственник Делимханова. Делимханов – правая рука Рамзана Кадырова”.

При этом Прохорову абсолютно неочевидно, что все заканчивается на Кадырове: “Мы требовали допросить главу Росгвардии Виктора Золотова, человека, который близок и Кадырову, и Путину. И вполне вероятно, что цепочка тянется от Кадырова вверх. Просто разматывать ее нужно снизу вверх, а не наоборот”.

Жанна Немцова и ее представители не намерены давать Кремлю возможность забыть об этом деле. Они будут планомерно напоминать властям, что дело не раскрыто. Они отмечают, что важно говорить об этом и с мировым сообществом.

Пока же получается, что в России можно безнаказанно убивать неугодных.

Фото: Дождь.

14