Майкл Кофман

Cтарший научный сотрудник CNA и исследователь Центра Вилсона.

“Запад-2017”: будьте обеспокоены, избегайте паники

На этой неделе тема военных учений «Запад-2017» вызвала небывалое оживление в Киеве, Вашингтоне и многих европейских столицах. Чтобы разобраться, что на самом деле представляют из себя российские военные учения, и отделить реальность от слухов, Фонд Свободной России обратился к Майклу Кофману, старшему научному сотруднику CNA и исследователю Центра Вилсона. Кауфман более 7 лет прослужил военным аналитиком по России при Министерстве обороны США, руководил двухсторонними военными программами и участвовал в ряде военных инициатив между США и Россией.

Отличается ли «Запад-2017» от предыдущих подобных военных учений?

Учения «Запад-2017» довольно схожи с другими стратегическими учениями, проводимыми Россией, и, по всей видимости, не будут разительно отличаться от «Запада-2013». Нынешние учения назначены на 14-20 сентября, по продолжительности и двухэтапной конфигурации они не будут ничем отличаться от прошлых лет. Во время первого этапа имитируется проникновение диверсионных групп на территорию Беларуси из Польши, Литвы и Латвии с целью развернуть цветную революцию или дестабилизировать режим. На втором этапе кризис превращается в более традиционный конфликт с обучением российских сил реагированию на действия коалиционных сил стран НАТО, поддерживаемую Соединенными Штатами.

Хотя учения будут длиться всего одну неделю, им предшествовали несколько месяцев упражнений, муштровки и внезапных проверок готовности, которые проходили по всей России. Вероятно, уже после окончания «Запада» эти упражнения будут также продолжены в октябре и ноябре. Следовательно, «Запад» – это не единоразовые упражнения, а серия многочисленных учений по всей России, которые более характерны для мобилизации государства против экзистенциальной угрозы, а не только для подготовки вооруженных сил по географически ограниченному сценарию.

Превышает ли количество вовлеченных войск предыдущие учения?

Количество реально задействованных сил трудно предсказать, т.к. оно в первую очередь зависит от способа подсчета. По средним оценкам в Балтийском и Северном регионах будет задействовано около 65 000-70 000 военнослужащих. В это число входят около 40 000 уже размещенных там военных, среди которых 11-й армейский корпус, базирующийся в Калининграде, 6-я общевойсковая армия, базирующаяся вокруг Санкт-Петербурга или 76-я воздушно-десантная дивизия из Пскова. Помимо них, довольно сложно предположить, сколько подразделений будет задействовано в пяти военных регионах России. По крайней мере, можно ожидать размещение в крупных городах еще порядка 20 000 национальных гвардейцев для тренировки подавления протестных движений. Общее количество участников в целом может оказаться довольно скромным, однако с другой стороны их число может значительно превысить опыт прошлых лет.

Какова роль Чеченского подразделения?

Скорее всего, почти никакая, за исключением внутренних полицейских функций и подготовки для подавления протестных движений или «диверсионных групп».

Почему учения проходят в Беларуси?

«Запад», начиная с учений 1999 года, традиционно проводился совместно с Беларусью, поскольку основной фокус направлен на сдерживание нападения со стороны НАТО и защиту интересов России в поддержании так называемого Союзного государства с Минском.

Беларусь является неотъемлемой частью стратегии расширенной обороны России, поддерживая буферную зону между ней и военными или экономическими блоками. Это также важный логистический коридор для Калининграда в любой гипотетической борьбе с НАТО.

Будет ли Россия использовать эти учения для организации войск для вторжения?

Это маловероятно, но масштабные учения – это всегда время для дальновидной бдительности. Реальный период опасности – после учений, а не во время их, но, скорее всего, все задействованные российские войска немедленно вернутся к своим гарнизонам.

Должны ли Украина, Литва, Латвия, Эстония или другие соседи беспокоиться об этом?

Беспокоиться – да, бить тревогу –  нет. Демонстрации возможностей всегда сбивают с толку, потому что, даже если вы знаете о намерениях противника, они способны измениться довольно быстро. Следовательно,  понимая  свои возможности, а у России, безусловно, есть возможность быть первой с войсками на границе, она имеет шанс получить преимущество на начальных этапах конфликта.

Эти учения, на самом деле, могут cтать удобным случаем для лучшего понимания возможностей России по развертыванию сил в регионе,  шансом узнать больше о развитии её военных возможностей и войск общего назначения.

Будет ли Россия демонстрировать новые возможности или концепции операций в рамках этих учений?

Сомнительно, что это будут новые концепции, скорее тест-драйв и дальнейшее совершенствование существующей доктрины, тактики и операций. Новые возможности будут включать в себя электронную войну, возможно, практику стрельбы системами вооружений нового поколения и тестирование множества средств управления и связи. Самым последовательным и не менее захватывающим является логистика. То –  как крупные формирования российских сухопутных войск фактически попадают в театр военных действий и разворачиваются по всей Беларуси. Это и испытание логистических возможностей с точки зрения соединений, инженерии и т.п, и транспортных возможностей.

Как следует отреагировать на «Запад» Украине и НАТО?

Во время учений им следует поддерживать высокую готовность, бдительность и избегать панического или истерического звучания. Ответ, таким образом, и был сформулирован, но Россия оказалась невероятно успешной в информационной сфере, заставляя западных лидеров поднимать ложную тревогу своими заявлениями. Лучший ответ на «Запад» –  не отдавать России власть, основанную на страхе, так просто. А НАТО важно избежать того, чтобы выглядеть как самый мощный и паникующий альянс в мире.

 

Присоединяйтесь к нашему telegram-каналу и получайте самые свежие новости: https://t.me/freerussiahouse!

56