Ольга Гулина

Директор Института миграционной политики

Русский вопрос в немецких выборах

24 сентября состоялись выборы в федеральный парламент Германии и их результаты ставят перед правящими элитами страны больше вопросов, чем дают ответов. Два вопроса – насколько влиятелен русскоязычный электорат и насколько значимы  перспективы отношений с Россией – представляются нам наиболее интересными.

Сегодня в Германии проживает 82,8 млн. чел., 61,5 млн. из которых обладают правом избирать. По данным федерального агенства статистики Германии, в стране проживает порядка 6,3 млн граждан Германии с миграционными корнями (10,2% от всех избирателей), из которых – 3,2 млн женщины и 3,1 млн. мужчины. Немецкий избиратель с миграционным прошлым находится в возрасте 46-47 лет и в среднем на пять лет моложе большей части электората. Три большие группы немецкого электората с миграционными корнями – это выходцы из Польши, Турции и русскоговорящие избиратели из государств постсоветского пространства.

Русско-язычный электорат в Германии представлен переселенцами (Aussidler), т.н. этническими немцами, мигрантами по еврейской линии и теми, кто по работе, учебе, воссоединяясь с семьей мигрировал в Германию, остался здесь и получил гражданство страны. Это порядка 3-3.5 млн. граждан современной Германии или 5 % электората страны. Эти данные неточны и весьма приблизительны, рассчитать точное число выходцев из государств постсоветского пространства и членов их семей, имеющих право голоса в избирательной кампании Германии, проблематично.

Основную массу русскоязычного электората в Германии составляют чуть более 2,5 млн. этнических немцев и членов их семей, которые в период с 1991 по 2016 годы покинув территорию постсоветских государств эмигрировали на историческую родину и стали полноправными гражданами ФРГ. Исторически так сложилось, что в течение многих лет большая часть русских немцев голосовала за политический альянс двух партий: христианско-демократического и христианско-социалистического союзов (ХДС/ХСС). Причина тому – политика правительства под руководством Гельмута Коля, содействовавшая переселению этнических немцев на историческую родину.

Электоральные предпочтения русскоязычного населения Германии никогда не были предметом серьезного интереса других политических партий Германии. Для Левых, Зеленых и социал-демократов, русскоязычное население Германии было «вотчиной» интересов христианских демократов. Ситуация изменилась к федеральным выборам 2017 года. Праворадикальная партия Альтернатива для Германии (АдГ) обеспечила особое внимание к русскоязычному электорату, распознав конфликтный потенциал русскоязычного населения страны и открыто использовав его в своих интересах. Альтернатива для Германии проделала огромную работу и стала первой политической партией, имеющей представительство в 8 из 16 парламентов земель, которая к федеральным выборам 2017 года создала сеть русскоговорящих агитаторов, подготовила и начала распространение плакатов и агитационных материалов на русском языке, а также перевела программу партии АдГ на русский язык.

Несмотря на то, что ХДС/ХСС стали единственными, кто упомянул переселенцев из России в своей политической программе 2017 года как элемент «того, что объединяет Германию», можно сказать, что христианские демократы«проспали» свой русскоязычный электорат и вспомнили о нем довольно поздно. Десятилетия уверенной и стабильной поддержки линии ХДС/ХСС со стороны русскоязычных немцев обернулись им во зло. Они слабо инвестировали в агитационную сеть и предвыборные плакаты на русском языке-языке преимущественного и доминантного общения русскоязычного электората в возрасте от 45-50 лет.

На прошедших федеральных выборах в Германии, 5% русскоязычного электората имели существенный, но не решающий голос. Голоса русскоязычных избирателей не были способны существенно изменить исход выборов, хотя они, с большой долей вероятности, повлияли на успешность и количество мандатов в той или иной партии.

Подобные размышления характеры и для Альтернативы для Германии. Для АдГ, не сумевшей в 2013 году преодолеть 5% барьер и попасть в Бундестаг, даже незначительная поддержка части русскоязычного электората откроет партии АдГ двери в федеральный парламент.

Для правящей коалиции сложность была не столько в «миграционном» прошлом немецких избирателей, сколько в их возрасте. По расчетам национального института исследований народонаселения, 3,6 % избирателей Германии – это граждане страны в возрасте от 18 до 21 года; 11,8% – от 21 года до 30 лет; 14,7% избирателей – от 40 до 50 лет; 20% – от 50 до 60 лет; 15,4% – от 60 до 70 лет%; 20,7% – старше 70 лет. Получается, что каждый второй избиратель пришедший на выборы – старше 52,9 лет. Возраст избирателя и усиливающееся стремление к консервативным ценностям – стали критическими факторами для избирательной кампании 2017 года в Германии.

Отношения с Россией во внутриполитической повестке

Нужно также подвергнуть серьезному сомнению восприятие, что взаимоотношения с Россией были важным вопросом предвыборной агитации политических партий в Германии. Простое сравнение программ политических партий и частота упоминаний двух стран с большим диаспоральным представительством в стране – России и Турции, убеждают в обратном. В програмных документах немецких партий соотношение упоминаний Турции и России – не в пользу последней. Правительственная платформа ХСС/ХДС девять раз упоминает Турцию, и три – Россию; программа социал-демократической партии Германии (СДПГ) содержит одинадцать упоминаний Турции и шесть- России; программный документ свободных демократов (СвДП) – 13 и 11; Зеленых – 15 и 4; Альтернативы для Германии – 13 и 3 соответственно. Соотношение нарушено лишь в программном документе партии Левых: 11 упоминаний России против 7 упоминаний Турции.

Во время прошедшей избирательной кампании лидеры большинства политических партий, кроме Зеленых, повторяли, что «порядок и безопасность в Европе невозможны без России, а только вместе с Россией». Однако, тема России и взаимоотношений с ней никогда не были предметом особых дебатов как внутри страны, так и среди представителей партий, включая Левых и АдГ. И даже заявления лидера свободных демократов (СвДП) Кристиана Линднера (Christian Lindner) о том, что вопрос Крыма [во внешнеполитической повестки Германии] нужно вынести за скобки.. и начать строить отношения с Россией заново, стоит рассматривать лишь через призму привлечения электората, в том числе русскоязычного.

Свободная демократическая партия Германии, которая последние годы теряла сторонников и электорат, а на прошлых выборах набрала лишь 4,8% голосов избирателей и впервые не получила ни одного мандата в федеральном парламенте, была заинтересована в неповторении провала 2013 года. Как показывают итоги 2017 года, СвДП удалось вернуться в федеральную политику и получить 10,7% голосов избирателей и 80 мест в Бундестаге страны.

Действительно, карту «Россия, ее влияние и взаимоотношения с ней» в этой предвыборной гонке разыгрывали с большей или меньшей долей успешности почти все политические партии. Однако, Россия и отношения с ней были и остаются одним из множества, но не центральным вопросом внутриполитической жизни Германии.

Присоединяйтесь к нашему telegram-каналу и получайте самые свежие новости: https://t.me/freerussiahouse

41