Андрей Пионтковский

Старший советник Free Russia Foundation, российский писатель и аналитик

 

Ампутинация или гангрена

Власть любого диктатора, даже самого жестокого, никогда не бывает абсолютной. Она всегда конвенциональна, то есть остаётся условным соглашением его окружения: нескольких десятков высших гражданских, полицейских, медийных, военных чиновников. Причины, по которым нотабли подчиняются монарху, президенту, вождю племени, различаются в разных культурах: традиция, животный страх, корыстный интерес, верность присяге, искреннее уважение к выдающейся личности лидера, религиозный фанатизм или комбинация нескольких перечисленных.

Революции, перевороты, мятежи происходят, когда критическая масса этих ключевых персонажей утрачивает мотивы подчинения и у самых решительных рука тянется у кого к табакерке, у кого к шарфику. Власть диктатора намного более хрупкая, чем власть избранного лидера в устойчивой демократии.

Тот же товарищ Сталин последние лет двадцать пять своей жизни каждый раз, просыпаясь, возвращался из краткого забытья к решению одной и той же дилеммы дня — Кремль или морг. Поэтому он и перетряхивал перманентно своих соратников, пока не оказался беспомощно лежащим в луже собственной мочи на полу своей аскетической резиденции в Кунцево. «Вы же видите, что товарищ Сталин спит, положите его на кушетку.» 

В наш не столь жестокий век опцион Михал Иваныча несколько привлекательнее: Кремль, морг, тюрьма, воровской пароход. Определять его судьбу будут не сто миллионов граждан России на «выборах» 18 марта будущего года.  Ее решат в течение ближайших недель не он один, а всё сегодняшнее политбюро — 15 – 20 авторитетнейших пацанов, опираясь на «мнение народное» (настроение 60 -100 чиновников-бизнесменов из второго эшелона кремлевской клептократии).

Что вовсе не означает, что деятельность Алексея Навального и ФБК бессмысленна. Отнюдь. Штаб движения, я уверен, прекрасно понимает, что две фамилии Путин и Навальный никогда не появятся в одном бюллетене для голосования. Там может появится только одна из них в зависимости от хода событий. Так вот вся просветительская деятельность ФБК, включая троллинг власти по поводу регистрации Навального, направлена сейчас на то, чтобы фамилия государственного преступника, узурпировавшего власть, никогда более не появилась ни в одном бюллетене.

Нам не дано предугадать, как их слово отзовется. Но очень показательно, что десятки тысяч молодых людей в сотне городов России дважды – в марте и в июне – выходили   по призыву Навального на марши с лозунгами «Путин – вор!». И собираются выйти сегодня 7 октября в день гибели Анны Политковской и в день рождения человека, сказавшего, что смерть ее доставила ему больше проблем чем вся жизнь этой незначительной журналистки. И повторившего через 9 лет, что не факт, что Бориса Немцова стоило убивать.

Eсть явные признаки и того, что антипутинская кампания Навального поддерживается определенными кругами во власти, включая силовиков. Путинский «бункер» всем этим крайне озабочен. О чем свидетельствуют и новый арест Навального и появление на сцене как в критические для власти дни декабря 2011-го собчачки по вызову, позиционирующей себя как «союзницу» Навального, готовую «подхватить его знамя».

Но вернемся к мотивам устойчивой лояльности к правителю ключевых операторов власти в течение долгих семнадцати лет развитого путинизма. Путинские хорьки из кооператива «Озеро» были ничем в конце 90‑х, так, мелкими питерскими жуликами. Они пришли к власти и стали всем не в результате какого‑то чекистского заговора или переворота. Их привели за руку во власть, как собственных охранников, либеральнейшие из либеральнейших политиков, чиновников, олигархов и просто проходимцев в окружении Б. Ельцина. Имена их хорошо известны, так же, как и постыдные обстоятельства операции «Преемник 2000».

С тех пор это их Власть, созданная ими и служащая им. «Сислибов» и «Силовиков» – путинское СС –  объединяет и кровно повязывает   глубочайшее убеждение, что в этой отсталой стране этому дикому народу ни в коем случае нельзя доверять выбирать власть на свободных выборах. А то он обязательно выберет ужасных людей, которые поставят под угрозу дальнейший курс рыночных реформ и авторитарной модернизации. Или, иными словами, начнут задавать неприятные и неприличные вопросы о происхождении огромных состояний СС-овцев..

Простая русская женщина, икона и легенда путинской пропаганды Маргарита Симонян выразила эту общую озабоченность наиболее откровенно и смачно: «После первых же свободных выборов в России нас всех повесят.» А «высоколобый интеллектуад» один из ведущих идеологов путинского режима прошедший с хорошим Гитлером весь путь, начиная с мюнхенских пивных, меданхолично заметил как-то: «В последние 20 лет мир в верхах держится на том, что не принято обсуждать, кто и как использует служебное положение. В элите чистых нет»

И вот впервые за 17 лет своего благополучного правления пожизненный  путиндент сталкивается в этой единственной значимой для него  референтной группе   с серьезными проблемами. В «элите» возникло сомнение в способности Пу эффективно выполнять в ближайшие 6 лет важнейшую для бригады функцию интерфейса в ее отношениях с вечно ненавидимым и вечно любимым Западом, гаранта хранящихся там активов, измеряемых уже триллионами (!)  долларов. Провал неоимперских авантюр, за которые Путин тщеславно взял на себя личную ответственность, стал крупнейшим внешнеполитическим поражением режима и подорвал его экономические «скрепы», предельно обострив отношения с западными «партнерами», контролирующими выведенные за пределы страны общаки.

Возникла экзистенциальная угроза самому дорогому для российских правителей – не просто активам на Западе, а всему их образу жизни на Западе (образование детей, медицина, отдых, благополучие жен, наложниц, долгая счастливая жизнь, замена органов, политическое и биологическое бессмертие, наконец), который могут обеспечить награбленные в России миллиарды. Все это поставлено под вопрос одним человеком, который своими авантюрными понтами испортил деловые взаимовыгодные отношения «элиты» с Западом.

Кремлевская корпорация — наследница по прямой коммунистической номенклатуры. А та умела тем или иным способом устранять потерявшее адекватность первое лицо.

Но нынешним придется действовать в условиях цейтнота (180 дней до тотальной конфискации !), переходящего в цугцванг, кадрового голода, нарастающего системного кризиса и стремительного сужения веера возможных сценариев.

У корпорации нет ни людей, ни идей, ни даже желаний. Фукуямовский конец истории для неё давно наступил. Время застыло в вязкой у-вечности и наша евразийская самобытная гордость — властная фаллическая вертикаль — в третий раз за столетие грозит схлопнуться в очередную черную дыру русской истории.

Но если история Советского Союза — это шекспировская трагедия мирового масштаба, то история путинской Дзюдохерии – пошлейший и отвратительный провинциальный фарс.

Третий путь к рабству привел нас на ту же станцию Дно. И никуда уже не мчится загнанная Русь-тройка. И обгоняют её другие народы и государства. Дно режима или дно России? Ночь темнее всего перед рассветом. Времени и человеческого капитала для формирования массового протестного движения миллионов катастрофически не хватает. Как бывает в критические моменты истории, очень многое зависит от решимости, пассионарности совсем немногих.

Ампутинация, которая может открыть окно возможностей для гражданского общества, или гангрена. Родина или ее смерть.

Присоединяйтесь к нашему telegram-каналу и получайте самые свежие новости: https://t.me/freerussiahouse.

10