Харьковская Правозащитная Группа
Безопасность лиц, преследуемых Кремлем в Украине. Доклад

Резюме

Этот документ является выдержкой из аналитического доклада Харьковской Правозащитной Группы «Безопасность в Украине жертв преследований иностранными авторитарными режимами». Основным выводом доклада является следующее: вследствие многочисленных систематических нарушений прав человека Украина не может считаться «безопасной страной происхождения» и «безопасной третьей страной». Украинское государство должно принять все возможные меры для исправления ситуации и обеспечения прав человека, и гарантий безопасности в сфере защиты лиц от преследований Российской Федерацией, а также другими авторитарными режимами.

Дом Свободной России представляет выдержку из доклада на русском языке. Украинская и английская версии доступны на сайте ХПГ.

 

Общий обзор

В условиях вооруженной агрессии Российской Федерации против Украины, оккупации АР Крым и г. Севастополь, войны на востоке Украины и создания квазигосударственных образований, т. н. ЛНР и ДНР, находящихся под эффективным контролем РФ, вопрос безопасности украинских и иностранных граждан, ставших жертвами преследований Российской Федерации и её сателлитов приобрел особую актуальность.

Авторитарный режим Владимира Путина в Российской Федерации в последние годы стал еще более централизованным и жестким. Война против Украины и оккупация Крымского полуострова сопровождается подавлением гражданских и политических свобод в самой России. Были приняты новые репрессивные законы, а уже действующие, выборочно применяются для дискредитации, преследования, предъявления обвинений, наложения штрафов, содержания под стражей, лишения свободы, а также давления на частных лиц и организации, выступающие с критикой власти.

Новеллы «антитеррористического» законодательства, известные как «пакет Яровой», предоставили властям широкие полномочия[1]. Главной мишенью преследований стали граждане Украины и России, также организации, которые критикуют оккупацию Крыма, военную агрессию России на востоке Украины или поддерживают правительство Украины.

В некоторых своих аспектах режим Путина обнаруживает признаки тоталитаризма. Его нельзя назвать классическим тоталитарным режимом, так как сохраняется относительно открытое общество, но такие признаки, как монополия государства на «правду», подмена понятий и пропаганда, использующая современные коммуникационные технологии, террор против инакомыслящих, позволяют говорить о гибридности авторитарного и тоталитарного режима в РФ. В России идет процесс исторического ревизионизма советского тоталитаризма.

Он проявляется не только в заявлениях политиков и в шумных праздниках с вывешиванием портретов «вождей». В сталинском стиле происходят похищения, задержания, аресты, обыски и пытки задержанных, которым инкриминируют вымышленные преступления.

На данный момент в оккупированном Крыму, по нашим подсчетам, находится 44 украинских политзаключенных, и еще 20 отбывают наказание на территории РФ[2]. Кроме того, по данным СБУ, в так называемых ЛНР и ДНР, находящихся под эффективным контролем РФ, находится 103 как военных, так и гражданских заложника, 402 человека числятся пропавшими без вести[3].

По мнению экспертов Правозащитного центра «Мемориал», в РФ по политическим мотивам преследуется 228 человек. Политзаключенными признаны 46 человек, жертвами преследований за религиозные убеждения – 97 человек, жертвами преследований без лишения свободы – 39 человек, и еще 46 человек являются вероятными жертвами[4].

В таких условиях многие россияне – жертвы преследований, пытаются искать убежище в Украине, а украинцы, которых преследует РФ, надеются на защиту украинского государства. Но является ли Украина безопасной страной для искателей убежища?

В соответствии с пунктом 52 доклада УВКБ ООН «Обсуждение вопросов международной защиты, связанных с развитием ситуации в Украине – Обновления III» от 24 сентября 2015 года Украина не должна рассматриваться как «безопасная страна происхождения». УВКБ ООН разъясняет: «При нынешних обстоятельствах УВКБ ООН не считает должным признавать Украину «безопасной страной происхождения». Государства-члены ООН должны исключить Украину из списков «безопасной страны происхождения».

Соответственно, УВКБ ООН призывает правительства государств-членов ООН не применять ускоренные процедуры, приводящие к уменьшению процессуальных гарантий заявлений о международной защите гражданами Украины или обычными жителями Украины(в том числе, без прекращения выполнения); и не подвергать этих лиц условиям приема, отличающихся от условий других заявителей, ищущих международной защиты[5].

Также, Украина не рассматривается как «безопасная третья страна». Пункт  54 указанного документа гласит: «УВКБ ООН не считает целесообразным, чтобы государства назначали или поддерживали назначения Украины в виде так называемой «безопасной третьей страны». Признание страны как «безопасной третьей страны» может привести к тому, что запрос о международной защите не будет рассматриваться по существу, но будет объявлен неприемлемым, или будет обработан в порядке ускоренной процедуры с ограниченными процессуальными гарантиями… УВКБ ООН просит государства рассматривать заявления об убежище от граждан третьих стран, которые ранее проживали в Украине или следовали транзитом через Украину, с применением справедливых и эффективных процедур с полным набором процедурных гарантий»[6].

В Приложении 1 к Директиве 2013/32 / ЕС Европейского Парламента и Совета ЕС от 26 июня 2013 об общих процедурах предоставления и отмены международной защиты (новая редакция) дается определение безопасной страны происхождения: «Страна рассматривается как безопасная страна происхождения, в которой на основе правовой ситуации, применение закона в рамках демократической системы и общих политических обстоятельств, можно продемонстрировать, что в общем и последовательно не существует преследований, как определено в статье 9 Директивы 2011/95 / ЕС, не применяются пытки или бесчеловечное или унижающее достоинство обращения или наказание, и нет угрозы неизбирательного насилие в условиях международного или внутреннего вооруженного конфликта. При осуществлении такой оценки, в частности, степени защиты от преследований или жестокого обращения, учитываются:

(a) соответствующие законы и положения страны и способ, которым они применяются;

(b) соблюдение прав и свобод, закрепленных в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и/или Международного пакта о гражданских и политических правах и/или Конвенции Организации Объединенных Наций против пыток, в частности прав, отступление от которых не может быть сделано в соответствии с пунктом 2 статьи 15 упомянутого Европейской конвенции;

(c) уважение принципа невозвращения в соответствии с Женевской конвенции;

(d) обеспечение системы эффективных средств защиты от нарушений этих прав и свобод» [7].

К большому сожалению, по нашему мнению, Украина не отвечает критериям ЕС для безопасной страны происхождения. Хотя украинское законодательство в целом соответствует международным стандартам в этой сфере, правоприменительная практика остается далекой от таких стандартов. В летнем аналитическом докладе правозащитных организаций «Права человека в Украине – 2016» приводятся данные об убийствах, насильственных исчезновениях, неизбирательное насилие во время конфликта с РФ, применение пыток и жестокого обращения и т.д. [8]

Ст. 3 Конституции Украины (КУ) признает жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность человека высшей социальной ценностью, а согласно ст. 25 КУ «Гражданин Украины не может быть лишен гражданства и права изменить гражданство. Гражданин Украины не может быть изгнан за пределы Украины или выдан другому государству. Украина гарантирует заботу и защиту своим гражданам, находящимся за ее пределами »[9].

Несмотря на эти конституционные гарантии Украина не способна эффективно защитить своих граждан от преследований российской властью. Это также касается и россиян – искателей убежища, которых преследует РФ. Система предоставления убежища в Украине демонстрирует целый комплекс системных нарушений прав человека, которые подробно проанализированы в полной версии доклада:

1. Похищения и незаконные выдачи в страну происхождения;

2. Отказ в возможности подать заявление о получении убежища в Украине и злоупотребления процедуре подачи заявления;

3. Передача конфиденциальной информации государственным органам страны происхождения;

4. Необоснованная отказ в предоставлении убежища;

5. Нарушение процедуры обжалования;

6. Невыполнение решений суда и многократные обжалования судебных решений со стороны Государственной миграционной службы;

7. Нарушение права на свободу и личную неприкосновенность в экстрадиционных делах через безальтернативность временного ареста, применения практики повторных арестов, незаконного увеличения срока экстрадиционного ареста;

8. Пытки и жестокое обращение.

В полной версии доклада также содержится описание конкретных случаев нарушений прав искателей убежища, которых преследует РФ. За последние годы в Украине зафиксировано значительное количество случаев убийств, насильственных исчезновений и похищений с территории Украины, а также пыток лиц, преследуемых РФ. Примеры приведены ниже.

 

Убийства преследуемых РФ лиц на территории Украины

На территории Украины, не учитывая оккупированные территории и зону боевых действий, был совершен ряд преступлений, одной из версий которых, по мнению следствия, был «заказ» со стороны РФ.

Так, 1 июня 2017 наёмным убийцей было совершено покушение на Адама Осмаева и Амину Окуеву. Осмаев был ранен, а Окуева ранила нападавшего. Правоохранительными органами Украины нападавшему было «объявлено о подозрении». Народный депутат Украины, член коллегии МВД Антон Геращенко назвал нападающего «агентом российских спецслужб». По данным Геращенко, человек был легализован в Украине в феврале 2016 года, под именем Александра Дакара[10]. Окуева считала, что киллер являлся агентом ГРУ или ФСБ РФ[11]. Но уже 30 октября во время повторного покушения возле поселка Глеваха Киевской области Амина Окуева была убита, а Осмаев получил ранения. Неизвестные обстреляли из кустов их автомобиль[12].

Денис Вороненков, бывший депутат Госдумы России, получивший украинское гражданство, был застрелен в центре Киева 23 марта 2017. Охранник Вороненкова ранил нападавшего, убийца скончался в больнице. Им оказался уроженец Павлограда Павел Паршов, ранее служил в Нацгвардии, но уволенный за невыполнение условий контракта. Антон Геращенко назвал его «русским диверсантом» – по данным украинских правоохранителей, перед нападением на Вороненкова Павел Паршов посещал РФ. Вороненков считался одним из главных свидетелей «российской агрессии против Украины и, в частности, роли Януковича о введении в Украину российских войск»[13].

8 сентября 2017, в центре Киева, в районе Бессарабского рынка, был взорван автомобиль Тимура Махаури, в котором также находилась его знакомая со своим ребенком. Махаури погиб, женщина получила тяжкие телесные повреждения, ребенок же получил легкие телесные повреждения.

Погибший был гражданином Грузии, добровольцем чеченского Международного миротворческого батальона имени Джохара Дудаева. По мнению товарища погибшего, Махаури был «личным врагом Кадырова», на его жизнь неоднократно покушались, и в убийстве присутствует «российский след». Следствие рассматривает различные версии преступления: российский след, террористический акт, уголовные «разборки», личная месть и т.д… [14]

Насильственные исчезновения, похищение и выманивание с территории Украины, лиц, преследуемых РФ

Похищение оппозиционеров спецслужбами РФ с территории Украины практиковались и до Евромайдана. Так 20 октября 2012 от офиса исполнительного партнера был похищен Леонид Розвазжаев.

В ГУ МВД Украины в Киеве заявили, что никаких заявлений об исчезновении данного человека не поступало. Свою причастность к перевозке Розвазжаева в Россию также отрицала Государственная пограничная служба Украины. Однако есть обоснованные подозрения считать, что украинские спецслужбы способствовали похищению[23].

После Евромайдан и с началом агрессии РФ против Украины насильственные исчезновения, похищения и выманивания лиц с территории Украины становятся элементом гибридной войны.

Александр Костенко, житель Крыма, бывший сотрудник милиции, участвовал в Евромайдане. По словам его адвоката Дмитрия Сотникова, уже после Евромайдана он был похищен неизвестными и без фиксации в документах, вывезен в г. Брянск, РФ. Там Костенко удалось сбежать от похитителей. Не рискнув пересекать государственную границу, он вернулся в Крым. Но уже 5 февраля 2015 он был похищен неизвестными из собственного дома в Симферополе и вывезен на микроавтобусе без опознавательных знаков. В доме был проведен несанкционированный обыск. 6 февраля Костенко «нашелся» в ФСБ в тяжелом состоянии, после пыток, со сломанной рукой и вывихом предплечья. Костенко пытали бывшие крымские сотрудники СБУ, а ныне сотрудники ФСБ Тишенин и Шамбазов[24].

Костенко был осужден за то, что, находясь в Киеве, он участвовал “в беспорядках, направленных на свержение конституционного строя” и “бросил камень в сотрудника милиции, руководствуясь идеологической ненавистью к сотрудникам органов внутренних дел» (п. “б” ч. 2 ст. 115 УК РФ). Надо отметить, что у РФ нет юрисдикции судить за правонарушения такого рода, совершенные на территории другого государства, также как и за незаконное хранение оружия и его основных частей (ч. 1 ст. 222 УК РФ)[25].

Отец Александра Костенко Федор Костенко пропал без вести.

1 марта 2015 он уехал в Киев на пресс-конференцию. После сообщения о втором обыске, он решил вернуться домой. На обратном пути, вероятно 2 марта, Федор Костенко исчез. Сначала сообщалось, что Федор Костенко успел въехать на территорию Крыма, но позже эти данные не подтвердились. Крымские следственные органы отказали в возбуждении уголовного дела. Государственная пограничная служба Украины заявила, что административной границы он не пересекал. Очевидно, он был похищен на подконтрольной Украине территории. В Украине было возбуждено уголовное дело по статье 115 УК (умышленное убийство) [26].

Житель Симферополя Ескендер Ибраимов, вскоре после аннексии Крыма Россией, переехал на материковую часть Украины. По словам его жены, он выехал из Винницы в Москву на встречу с будущим деловым партнером, выходцем из Кабардино-Балкарии Рустамом Манном. Последний раз Ибраимов позвонил жене ночью с 19 на 20 июня 2014 года. С тех пор она не имеет вестей от него, а о его местонахождении ничего не известно. Обращение в государственные органы Украины и России не дали информации, достаточной для эффективных поисков Ибраимова.

Из материалов уголовного дела, возбужденного ФСБ против беглеца из России, ингуша Руслана Мейриева, известно, что Рустам Манн был допрошен в качестве свидетеля, а затем подозреваемого за два месяца до запланированной встречи с Ибраимовым. Следовательно, есть серьезные основания предполагать, что на момент исчезновения Ибраимова и Манна, который перестал отвечать на телефонные звонки также 20 июня 2014, Манн находился под контролем ФСБ и был использован для того, чтобы выманить Ибраимова из Украины.

Очевидно, исчезновение Ибраимова является насильственным и к нему причастны российские спецслужбы [27].

Станислав Клых и Николай Карпюк были выманены на территорию России и впоследствии им были предъявлены обвинения по так называемому «чеченскому делу» – в создании банды и убийствах российских военнослужащих во время чеченских событий двадцатитрехлетней давности. По словам Юрия Тандыта, председателя Координационного центра по освобождению заложников, Николай Карпюк выехал в Россию 17 марта 2014 «по приглашению одного из генералов российских спецслужб на переговоры, фактически с белым флагом» [28].

По словам матери Станислава Клыха, его выманили в РФ из-за его девушки Викторию, под предлогом ее беременности[29]. В отношении Клыха и Карпюка применяли страшные пытки, приведшие к психической болезни е Клыха. Из подследственных выбили обвинения в отношении А. Яценюка, Д. Яроша и братьев Тягнибоков. Есть основания считать это дело было организовано с целью дискредитировать новое руководство Украины. В обвинительном заключении имя премьер-министра Украины Яценюка упоминается 228 раз. В мае 2016 Верховный суд Чеченской Республики приговорил Клыха и Карпюка к 20 и 22,5 годам колонии строгого режима соответственно[30].

Павел Гриб, 19-летний украинский блогер, был похищен российскими спецслужбами 24 августа 2017 на территории Беларуси. Его насильно доставили в РФ, где обвинили в подстрекательстве к подрыву школы, которое якобы обнаружили в его переписке с онлайн-подругой. Сотрудники ФСБ путем шантажа заставили ее сыграть роль приманки в трансграничной спецоперации, которая ставила своей целью целью убедить Гриба прибыть в Беларусь для последующего его похищения. Жизнь Павла находится в опасности, поскольку он имеет инвалидность в связи с болезнью сердечно-сосудистой системы. Павлу не выдают необходимых ему лекарств, а украинским врачам доступ к нему запрещен[31].

В июне 2015 года Украина присоединилась к Международной конвенции о защите всех лиц от насильственных исчезновений и обязана соблюдать все ее норм. Согласно статье 2 настоящей Конвенции «насильственным исчезновением считается арест, задержание, похищение или лишение свободы в любой другой форме представителями государства или лицами или группами лиц, действующих с разрешения, при поддержке или с согласия государства, при последующем отказе признать факт лишения свободы или сокрытие данных о судьбе или местонахождении исчезнувшего лица, вследствие чего это лицо оставлено без защиты закона»[32].

В соответствии с международным правом, практика насильственных исчезновений является преступлением, а при определенных обстоятельствах даже преступлением против человечности. В ч. 2 статьи 1 Конвенции гласит: «Никакие исключительные обстоятельства, какими бы они ни были, то состояние войны или угроза войны, внутренняя политическая нестабильность или другое чрезвычайное положение, не могут служить оправданием насильственного исчезновения»[33].

В украинском законодательстве незаконное лишение свободы или похищение человека является тяжким уголовным преступлением (ст. 146 УК) [34]. Однако, мы вынуждены констатировать, что СБУ осуществляет насильственные исчезновения уже в течение длительного периода[35]. В частности, нам известно о трех случаях похищения сотрудниками СБУ и незаконной выдачи РФ лиц, желающих обратиться, или обратившихся с заявлением о получении статуса беженца в Украине.

Аминат Бабаева была задержана 9 сентября 2016 пограничниками на пункте пересечения границы в аэропорту «Харьков», хотя никаких законных оснований для задержания не было. Она была депортирована из Турции в связи с тем, что ее бывший муж подозревался в участии в военных действиях в Сирии на стороне ИГИЛ. Бабаева утверждала, что уже два года не видела своего бывшего мужа. В Стамбуле она преподавала детям арабский язык и Коран. Ее друзья обратились к Харьковской правозащитной группе (ХПГ) с просьбой о правовой помощи, но адвоката ХПГ к Бабаевой не допустили, тем самым грубо нарушив закон. Сотрудники СБУ, приехали в аэропорт, уговаривали Бабаеву согласиться на возвращение в Россию, затем в Беларусь. После вмешательства руководства МВД Бабаеву впустили в страну.

Она поселилась в отеле и в понедельник 12 сентября обратилась в харьковское региональное отделение Миграционной службы, чтобы подать заявление о получении убежища. Неизвестные лица похитили ее оттуда, силой посадили в машину и увезли. В одном из похитителей Аминат узнала сотрудника СБУ по имени Артур, который разговаривал с ней в аэропорту. Артур забрал у нее планшет и не вернул. Бабаеву привезли в пункт пересечения границы с Россией «Гоптовка» и передали российским пограничникам. Ее вещи остались в отеле. На сайте СБУ было опубликовано сообщение, что в связи с подозрением в терроризме по Бабаевой было применено принудительное возвращение, и она добровольно пересекла границу Украины с РФ[36].

В апреле 2017 представители украинских компетентных органов, вероятно Пограничной службы или СБУ, незаконно передали в РФ выходца из дагестанского города Буйнакск Ахмеда Исакова. В Харьков он был депортирован из Турции. После того, как он уехал из России, Исаков некоторое время жил в Украине. Впоследствии он выехал в Турцию, где, по неподтвержденным сведениям, проживал по фальшивому паспорту гражданина Украины. Сразу по прибытии в Харьковский аэропорт у него было обнаружено фальшивый украинский паспорт, Исаков был задержан. В просьбе написать заявление об убежище ему было отказано и, без надлежащих законных процедур он был принудительно отправлен в Россию без возможности обжаловать в суд это решение. В России он был взят под стражу, против него возбуждено дело по статье о незаконном хранении оружия [37].

Против Владимира Егорова, члена партии «Яблоко», в 2016 году, в России, было возбуждено уголовное дело за призывы к экстремистской деятельности за пост в социальной сети «Вконтакте» (ч. 2 ст. 280 УК РФ), в котором он резко высказался о президенте России Владимире Путина. 13 июня 2017 Егоров пересек границу с Украиной по внутреннему паспорту РФ и написал заявление об убежище на КПП Сеньковка.

ДМС в Чернигове оформила документы и выдала справку лица, ищущего убежище в Украине. 5 июля 2017 сотрудники СБУ похитили его с места временной работы, завезли домой за вещами и вывезли на нейтральную полосу у КПП Сеньковка. Егорову запретили въезд в Украину на три года. После этого на запрос Общественного телевидения СБУ официально ответила, что решение о принудительном возвращении или принудительном выдворении и запрете въезда не принимала[38].

Егоров въехал в Беларусь, где исчез 27 июля, а впоследствии был найден во временном изоляторе родного м. Торопец Тверской области, РФ. Как оказалось, он был задержан белорусским КГБ, ему оформили «мелкое хулиганство» и через 3 дня вывезли в РФ[39]. Правозащитный центр «Мемориал» признал Егорова политзаключенным[40]. После завершения досудебного расследования и передачи материалов дела в суд Егорова освободили из-под стражи 16 ноября 2017.

Подводя итог, мы вынуждены констатировать, что в результате многочисленных систематических нарушений прав человека, Украина не может считаться «безопасной страной происхождения» и «безопасной третьей страной». Украинское государство должно принять все возможные меры для исправления ситуации и обеспечения прав человека и гарантий безопасности в сфере защиты лиц от преследований Российской Федерацией, а также другими авторитарными режимами.

 

Переводено и адаптировано Владимиром Жбанковым, координатором гуманитарного инфо-проекта “EmigRussia“.

48