Михаил Савва

Доктор политических наук, член общественного совета Дома Свободной России

Без перемен. Что рассказала трагедия в Кемерово о российской власти

1 апреля, спустя неделю после пожара в «Зимней вишне»,  ушел в отставку губернатор кемеровской области Аман Тулеев.

Трагедия в Кемерово всколыхнула и общество, и власть. Такие чрезвычайные события, далеко выходящие за рамки привычной рутины, наглядно показывают суть вещей. В данном случае особо показательным было поведение российской власти, по всей ее вертикали, реакция чиновников словом и делом. Симптомы болезни враз вылезли наружу.

С первого дня, после трагедии, российское общество ждало общенационального траура. Некоторые регионы объявили траур по своей инициативе. Центр медлил. Там шло бурное обсуждение – нужно ли объявлять траур перед инаугурацией только что избранного президента? Не омрачит ли траур по сгоревшим начало нового срока Владимира Путина? Не увидит ли вождь в этом трауре символ неудачного и трагичного правления?

Данный дискурс не является удивительным, учитывая представления российской политической элиты о морали. В их моральном кодексе четко написано: «народ не имеет значения».

Через несколько дней траур все же объявляют, поскольку вождь подал сигнал – можно, не омрачит. Изменений в оценке россиян властью не будет – люди по-прежнему не имеют значения. Я подозреваю, что Путин уверен – он любит свой народ и много делает для него. Вот же, стали меньше пить, дольше жить, враги опять нас боятся, люди сплочены, и все это – для народа. Но без него. Психология вождей не меняется. До Путина так же думали Гитлер, Сталин и множество других диктаторов. После аннексии Крыма и последовавших за ней изменений во власти и обществе президент РФ стал «гибридным диктатором», имитирующим демократию. А кемеровская трагедия, конечно же, не повод для изменения взгляда диктатора на мир.

Сразу после пожара на площади в Кемерово собралась толпа возмущенных людей. Несколько тысяч. Полиции было немногим меньше. Все же власть опасалась людей. Путин был в Кемерово, но не вышел к людям. Его пресс-секретарь объяснил, что такое общение – не формат Путина. Это правда, избранный российским президентом человек общается с народом только на своих условиях, в выигрышных для себя форматах. Там же, в Кемерово, Путину докладывают о группе родственников погибших, которая не верит в официальные цифры сгоревших и объезжает городские морги. Он перехватывает эту группу и разговаривает с ними. Этих людей немного, их можно ошеломить и психологически подчинить, в отличие от толпы на площади. Здесь тоже без перемен – власть не будет вести диалог с людьми в ходе массовых протестов. Протестную толпу будут игнорировать или подавлять. Диалог будет вестись в режиме имитации с теми, кто не опасен.

Власть по-прежнему будет разделять и изолировать протестные группы, особое внимание обращая на лидеров. В вождистской системе управления чиновники и силовики не верят в возможности неорганизованных масс чего-то добиться. Российские спецслужбы уже несколько лет активно применяют тактику точечных репрессий, выявляя потенциальных лидеров протеста и ликвидируя их как лидеров. Этих людей репрессируют просто на основании подозрения, что в случае российского майдана вокруг них соберутся другие недовольные. Поэтому по-прежнему тех, кто борется за сохранение себя у власти, будут ликвидировать те, кто может стать «точками протестной сборки». Разными способами. Случайных лидеров стихийного протеста, «народных самородков» будут вербовать и использовать как рупоров своих идей. Идейных диссидентов, которых завербовать невозможно, – выдавливать их страны или отправлять за решетку. В этом стратегия власти тоже не изменится.

Собравшиеся на площади в Кемерово требовали отставки губернатора области Амана Тулеева. Отставки не последовало. Российская власть подтвердила – она ни при каких условиях не поддается давлению народа. Это безусловный принцип. Дело не в том, что Путину жаль своих чиновников. Не жаль, как и всех остальных. Но Путин раз за разом показывает, что только он, и никто другой, вправе непосредственно или через людей из близкого круга решать судьбу членов корпорации власти. На митинге в подмосковном Волоколамске после отравления школьников газом со свалки люди не просили убрать главу района, и его убрали. Но если бы такое требование прозвучало, он бы остался в кресле. Губернатор Кемеровской области тоже написал заявление об отставке. Но не сразу, а через неделю. Задержка продемонстрировала верность принципу «не поддаваться давлению».

С первых же часов после трагедии российская пропаганда заговорила о «внешней угрозе». Нужно сплотиться вокруг вождя, потому что враги используют нашу трагедию. Они выслали дипломатов в трудный для России момент. Они радуются смерти наших детей. «Подло, за спиной…». Скорость этого манипуляторного перехода была потрясающей. Те, кто делал такие заявления, искренне не понимали, что они говорят. Фактически они обвиняли сгоревших людей в том, что те нанесли ущерб имиджу Путина. Этот концентрированный пропагандистский бред заслонил саму трагедию. Государственная пропаганда давно стала разрушительной для общества. Она выигрывает время для жизни этого режима, но ради этого уничтожает важнейшие для жизни вещи – критическое мышление, самостоятельность личности, признание права другого на свою точку зрения, готовность к диалогу, желание регулировать конфликты без насилия.

Государство не изменит вектор своей пропаганды, она по-прежнему будет разрушать. Не изменится и концепция главного интереса россиян. По-прежнему самое важное, если верить пропаганде, будет связано с «заграницей», ее враждебностью, цинизмом и коварством. События внутри страны, в том числе экономика, будет трактоваться как второстепенные.

Изменится ли что-то как последствие Кемерово? Да. Для меня извинения российских чиновников перед их вождем стали доказательством единственной перемены. Вдумайтесь: должностные лица государства извиняются не перед гражданами, которые вроде бы избрали их. Они приносят извинения человеку, который считает себя президентом. Таких извинений было множество. Тулеев, Мизулина… как плотину прорвало. Изменение состоит в том, что идея вождизма уже не маскируется. Члены корпорации власти коллективно совершили этот каминг-аут и признали, что у них есть единственный избиратель – Владимир Путин.

А в остальном – без перемен.

3 апреля Аману Тулееву передали мандат депутата Кемеровской области.

 

Получайте свежую аналитику, мнения и анонсы всех наших мероприятий в Telegram: https://t.me/freerussiahouse.

29