Live
Умланд: как и когда выйти из «серой зоны»?

Notice: Undefined property: stdClass::$share in /home/dh_frerushouse/freerussiahouse.org/wp-content/themes/dsr/functions.php on line 325

Notice: Trying to get property 'share_count' of non-object in /home/dh_frerushouse/freerussiahouse.org/wp-content/themes/dsr/functions.php on line 325

Cмотрите полную версию третьей лекции Андреаса Умланда на тему «Как и когда выйти из «серой зоны»? Российская угроза и перспективы вступления Украины в ЕС и НАТО».

Андреас Умланд — немецкий политолог, эксперт Института Евро-Атлантического сотрудничества. Специалист по вопросам российского ультра-национализма и авторитаризма, сравнительной демократизации пост-советского пространства.

 

Текстовая версия

Под термином «серая зона» подразумеваются постсоветские государства, которые после распада СССР оказались вне каких-либо объединений – как европейских (ЕС или НАТО), так и инициированных Россией евразийских (ОДКБ или Таможенный Союз). Это четыре страны – Украина, Молдова, Грузия и Азербайджан. Также их объединяет тот факт, что они не контролируют полностью свою территорию.

По крайней мере, три из четырех стран – Украина, Грузия и Молдова – ориентируются на присоединение к Евросоюзу, а Украина и Грузия – также и к НАТО (внеблоковый статус Молдовы закреплен на уровне конституции страны). Таким образом был бы возможен их выход из «серой зоны» – и это было бы наиболее желательным вариантом для них.

Обычно те, кто говорит о присоединении к ЕС и НАТО, упоминают их вместе. Они в равной степени ориентированы на сохранение мира и продвижение европейских и вообще западных ценностей. В 90-х – 2000-х гг. эти два союза расширялись на восток практически параллельно.

Вместе с тем, возможное присоединение стран «серой зоны» к тому и другому альянсу имеет разные перспективы хотя бы потому, что изначальные причины возникновения ЕС и НАТО несколько различны.

Североатлантический альянс возник в 1949 году с целью военного сотрудничества и обеспечения безопасности своих членов. Это – «экстравертный» союз, потенциально направленный против всех остальных стран для того, чтобы «отпугнуть» их от себя.

НАТО – это не европейская организация, более того – там явно доминирует США, ядерная сверхдержава, в военном отношении значительно превосходящая всех остальных участников. Наконец, НАТО изначально была именно антисоветским проектом, что до сих пор проявляется в восприятии альянса нынешней Россией.

Комплекс требований для вступления в НАТО существенно меньше и легче, нежели для ЕС, однако само значение этой процедуры совершенно иное.Именно поэтому на Бухарестском саммите НАТО в 2008 году Украина и Грузия не получили плана действий по вступлению в альянс: в декларации было лишь написано, что эти страны станут членами организации, но не было указано, когда именно. Конечно, Запад отпугнуло заявление премьера Януковича в 2006 году, что Украина не готова к вступлению в НАТО, хотя ранее это было провозглашено официальной целью государства. Но также свою роль сыграла «Мюнхенская речь» Путина, в которой он демонстративно выложил всё своё негодование по поводу США и НАТО.

Кроме того, в Североатлантическом альянсе любая страна может ветировать вступление нового члена – что также создает трудности. Впрочем, как полагает г-н Умланд, в 1994 году у Украины был шанс войти в НАТО в обмен на отказ от ядерного оружия. Однако вместо этого был заключен Будапештский меморандум.

С ЕС же ситуация обратная. Здесь нет письменного подтверждения о членстве, есть лишь отдельные намеки на будущее расширение союза. Тем не менее, перспективы вступления в Евросоюз для стран «серой зоны» гораздо более реальны.

Первым прообразом ЕС стало Европейское объединение угля и стали в 1951 году. Изначальная цель этого объединения никогда не была антисоветской – скорее она была направлена на Германию: чтобы поставить под контроль немецкую промышленность, предотвратив очередную войну. Вскоре стало ясно, что Германия не пойдет по тому пути, который она избрала после Первой мировой войны, и на первый план вышли именно аспекты экономического сотрудничества (позже также были созданы Европейское экономическое сообщество и Европейское сообщество по атомной энергии).

И сейчас ЕС также не является антиевразийским проектом – по крайней мере, с точки зрения Брюсселя, а не Москвы. Так или иначе, отношение россиян к Евросоюзу всегда было более положительным, нежели к НАТО. В частности, в последние два месяца общественное мнение в России стало меняться: 42% высказываются положительно о Европейском союзе. До 2014 года эта цифра доходила до 60%, однако в отношении НАТО она никогда не была столь высокой.Таким образом, вряд ли из-за вступления кого-либо в ЕС Россия начнет третью мировую войну.

В отличие от НАТО, Европейский Союз – организация «интровертная». Она не направлена не только против России, но вообще против кого бы то ни было, лишь на изменение самих стран-участниц.

Каждая страна Европы, вплоть до России, формально имеет право подать заявление на вступление. Кстати, именно поэтому во вступлении было отказано Марокко в 1987 году, а переговоры с Турцией (частично находящейся в Европе) были начаты – правда, зашли в тупик. Если же понимать Европу более расширительно, то и Грузия также теоретически может вступить в ЕС. Хотя больше всего шансов, конечно, у Норвегии и Швейцарии, сейчас в союз не входящих, если вдруг они захотят в него вступить.

Таким образом, возможное вступление стран «серой зоны» в ЕС может оказаться более простым, нежели в НАТО.

Между тем, Евросоюз также предоставляет своим членам гарантии безопасности – фактически уже превратившись в военно-оборонительный союз. При этом, ЕС, как ни странно, может дать своим членам даже более надежные гарантии, нежели Североатлантический альянс. Многие любят рассуждать на тему, что если Россия захватит, например, Нарву, НАТО вряд ли сможет ее так просто вернуть – поскольку нереально бомбить город, население которого на 95% является русским. И, скорее всего, Нарва была бы уже захвачена, если бы Эстония не была членом ЕС. Евросоюз имеет очень мощные рычаги для влияния на Россию. 75% всех инвестиций в Россию осуществляет именно ЕС. Равно как на ЕС приходится большая часть российского экспорта – особенно это относится к газу, который нельзя так просто перенаправить в другую сторону. И это потенциально огромные рычаги, которые позволили бы за пару месяцев обанкротить Россию. Другое дело, что в отношении стран «серой зоны» ЕС применять эти рычаги оказался не готов. В связи с этим, можно сказать, что вступление в Евросоюз нужно Украине для безопасности и выживания.

В 2014 году между ЕС с одной стороны и Украиной, Молдовой и Грузией с другой было заключено соглашение об ассоциации. Это не вполне правильное название – поскольку его можно спутать, например, с соглашением о налаживании ассоциации, которое существует даже между ЕС и Чили. Вернее было назвать эти документы договорами об интеграции. Здесь еще не идет речи о вступлении или даже о его подготовке – но, тем не менее, страны реально готовятся к интеграции в экономическое и правовое пространство Европы. Окончание этого процесса сделает их де факто членами ЕС.

Если требования, предъявляемые к Украине, будут оперативно выполнены, Евросоюзу будет сложно сказать что-то против ее вступления. Тем более, в Украине уже погибли за это люди. Именно поэтому каждый год Европарламент принимает резолюцию о перспективе членства в союзе для Украины. В Брюсселе есть рабочая группа по Украине, есть консультативная миссия. Институциональная структура значительно улучшилась с 2014 года. Украина имеет там свою группу поддержки.

Проблема в том, чтобы выполнить те многочисленные требования, которые необходимы Украине для вступления в ЕС. И, несмотря на плохое состояние элиты, здесь тоже есть надежда.

Автор текста: Алексей Голубков.