Live
Концепция «междуморья» в межвоенной и постсоветской Центрально-Восточной Европе

Notice: Undefined property: stdClass::$share in /home/dh_frerushouse/freerussiahouse.org/wp-content/themes/dsr/functions.php on line 325

Notice: Trying to get property 'share_count' of non-object in /home/dh_frerushouse/freerussiahouse.org/wp-content/themes/dsr/functions.php on line 325

Дом Свободной России представляет полную версию пятой лекции немецкого политолога Андреаса Умланда из цикла “Украина, Россия и Запад: исследования, интерпретации, спекуляции”.

Тема лекции: “Идея Балтийско-Черноморского союза: концепция «Междуморья» в межвоенной и постсоветской Центрально-Восточной Европе”.

Андреас Умланд – немецкий политолог, эксперт Института Евро-Атлантического сотрудничества. Специалист по вопросам российского ультра-национализма и авторитаризма, сравнительной демократизации постсоветского пространства. Основатель и главный редактор книжной серии «Советские и постсоветские политики и общество» – «Soviet and Post-Soviet Politics and Society» немецкого научного издательства ibidem-Verlag, Штутгарт.

 

Текстовая версия

Это заключительная лекция из цикла о внешнеполитическом будущем Украины. В ней рассматривается еще один сценарий выхода Украины из т.н. «серой зоны».

В последние годы стал популярен концепт т.н. «Междуморья», описывающий пространство между Черным и Балтийским морем как некое цивилизационно-культурное единство. Для его изучения в Вашингтонском институте международной политики даже существует специализированный Center of Intermarium Studies. Однако идея Балто-Черноморского союза интересна больше с прагматической точки зрения – и культурный контекст имеет здесь второстепенное значение.

После 1 мировой войны польский лидер Юзеф Пилсудский пытался создать «Союз Междуморья» как объединение, противостоящее равным образом Германии и РСФСР. В рамках этой программы был подписан и Варшавский военный договор 1920 года с Украинской народной республикой. Попытку возрождения такого союза сейчас предлагает партия «Национальный корпус» – однако, их идея, что Польше и Прибалтике для этого необходимо выйти из ЕС, а Беларуси – из Таможенного союза, выглядит фантастично. Тем не менее, подобный военный альянс был бы полезен как Украине, так и всей Восточной Европе. Вопросы экономической интеграции на данный момент уже решены благодаря Соглашению об ассоциации, но вопросы безопасности сформулированы в нем очень размыто.

Однако, после распада СССР и Организации Варшавского договора, альянс против регионального гегемона был бы вполне естественным развитием для стран Восточной Европы. Тогда для них еще не было столь однозначной перспективы членства ни в ЕС, ни в НАТО. В 1992 году Лех Валенса выдвигал идею NATO-bis – как союза стран, расположенных между Россией и тогдашним ЕС. В реальности же ЕС и НАТО стали расширяться, многие государства Восточной Европы включились в гонку за вступление в эти союзы – и на данный момент большинство из них вступило. Но это расширение оказалось ограниченным: за бортом остались государства, не изъявлявшие вполне однозначного желания вступать. Так возникла «серая зона» – страны, которые не могут войти в европейские структуры и не хотят возвращаться в зону российского влияния.

На сегодняшний день реализация идеи «Междуморья» сталкивается с рядом проблем.

  1. Т.н. «астрономическое видение». После вступления большей части стран Восточной Европы в европейские структуры, этот регион часто рассматривают как состоящий из двух «планет» – «хорошей» и «плохой», так что проблемы Украины с Молдовой для европейцев порой равносильны проблемам инопланетян. В связи с этим, у стран, вступивших в ЕС, резко упало стремление обеспечивать региональную безопасность. Литва, Латвия и Эстония много делают для поддержки Украины, хотя и мало связаны с ее проблемами – но решающая роль принадлежит здесь наиболее крупным Польше и Румынии. Ни там, ни тем более в Венгрии и Словакии нет понимания того, насколько проблема их безопасности связана с безопасностью Украины, Молдовы и Грузии.
  2. Другая проблема – т.н. «стратегический провинциализм». Страны Восточной Европы, интегрированные в европейские структуры, строят свои представления о глобальной политике, в первую очередь, на том, что говорят в Вашингтоне или Брюсселе, а не на анализе ситуации и проблем в своем регионе. И это также мешает тем же Румынии и Польше. В последнее время внешняя политика Германии становится более независимой от США (особенно, с избранием там Трампа) – однако, проблема до сих пор актуальна.
  3. Многие дипломаты в Польше и Румынии считают, что более тесное сотрудничество со странами «серой зоны» ослабит обязательство ЕС и НАТО поддерживать эти страны в случае возможного конфликта. При этом, США имеет много инициатив безопасности вне НАТО (например, с Южной Кореей) – косвенно втягивая в них весь альянс, который в случае ответного нападения на США, будет вынужден их защищать. Также Турция демонстративно вышла за пределы НАТО, заключив фактический военный союз с Азербайджаном. Между тем, Армения (имеющая с Азербайджаном территориальный конфликт), входит в ОДКБ. Таким образом, этот союз делает вполне возможным конфликт между НАТО и Россией. Так или иначе, существуют прецеденты для более глубокого сотрудничества Польши и Румынии со странами «серой зоны». Конечно, в этих странах есть понимающие люди, но ставки на НАТО велики.
  4. Диалог Украины и Польши не всегда был продуктивным. После 2014 года внутри Украины стала развиваться политика памяти, которая  не воспринимается в Польше. Аналогичная проблема существует и в отношении Венгрии. В ментальной же карте Румынии соседство с Украиной вообще отсутствует.

Так или иначе, путь к Междуморью лежит через Вашингтон или Брюссель. Необходимо говорить: если вы не хотите расширять НАТО или заключать договор с Украиной, то безопасностью этой страны должен заняться кто-то другой. И, в таком случае, НАТО должно внятно заявить, что это собственная проблема Восточной Европы, и что члены альянса в этом регионе могут предоставлять гарантии безопасности без ущерба для себя.

Какие же организации могли бы стать гипотетическим ядром будущего Междуморья?

В 1997 г. была создана организация ГУАМ (т.е. Грузия, Украина, Азербайджан и Молдова, одно время также присоединялся Узбекистан), вошедшие в которую страны, заявили о европейском векторе развития в противоположность евразийскому. Однако, это объединение оказалось слабым и не может быть основой для будущего Междуморья.

Тем не менее, есть две организации, которые вполне подходят на эту роль.

  1. «Бухарестская девятка» объединяет восточноевропейских членов НАТО: Эстонию, Латвию, Литву, Польшу, Чехию, Словакию, Венгрию, Румынию и Болгарию. Эти страны выбрали особый формат встреч для обсуждения своих проблем. Также они выступали с инициативой усиления военных сил альянса в этом регионе. В принципе, этот союз мог бы расширяться на восток, предоставляя гарантии безопасности стран «серой зоны», вместо повышения собственной безопасности (которая и так гарантирована). И в этом Восточная Европа заинтересована вне зависимости от ее отношения к Украине: вряд ли НАТО и ЕС помогут, в случае чего, предотвратить миллионы беженцев с восточных границ – ведь на самом деле эти страны находятся очень близко, и отнюдь не на разных планетах. Не исключено, что, в случае понимания, для обеспечения безопасности в Украине могут появиться даже польские войска.
  2. Инициатива «Триморья», выдвинутая в 2016 году Польшей и Хорватией, включает, кроме стран «девятки» также Словению, Хорватию и Австрию – выходя, таким образом, также к Адриатическому морю. В данный момент цель союза – не безопасность, а развитие экономики и инфраструктуры, но в дальнейшем могли бы появиться и новые цели.

Так или иначе, о проблеме Междуморья необходимо говорить, чтобы в США, Франции, Великобритании понимали, что одна из проблем безопасности Восточной Европы связана с Украиной. И главное – необходим сигнал Москве, что скандал с Украиной принесет много головной боли.

Текстовую версию подготовил Алексей Голубков.