Иван Преображенский

кандидат политических наук, комментатор Deutsche Welle

Новая Конституция старого президента

Владимир Путин в своем выступлении перед верхушкой российского правящего класса объявил о проведении в стране конституционной реформы. По сути дела, речь идет о принятии нового основного закона. Кремль предлагает россиянам и новый «общественный договор» на замену «крымскому консенсусу» – это обмен социальных благ (новых и восстановленных) на юридическое закрепление в Конституции монополии нынешнего правящего класса на управление страной. 

Условный новый «общественный договор» был необходим. Первый, как принято считать, был обменом части политических свобод на безопасность, в момент прихода Владимира Путина к власти, Второй войны в Чечне и достаточно регулярных и массовых терактах в Центральной России, в том числе в Москве. После наведения «порядка» Владимир Путина, продолжил расширять свои полномочия за счет других властных институтов, разрушая конституционный строй России. Тогда был заключен второй договор – обмен остатков политических свобод на сытость и стабильность. Значительная часть общества выразила свое недовольство им во время массовых протестов 2011-2012 годов. И в 2014 году Кремль предложил, а точнее навязал обществу новый договор — Крым и возвращение веры в собственное величие в обмен на часть уже не политических, а гражданских свобод. 

И вот наступает последний этап. Населению, серьезно обедневшему в результате затяжного экономического спада, начавшегося еще до Крыма и усугубленного международными санкциями, предлагается масштабная программа поддержки беднейших его слоев в обмен на новую Конституцию, которая позволит Владимиру Путину сохранить власть после 2024 года, кода он не сможет, в рамках действующего законодательства, переизбираться в очередной раз на пост президента России. 

Новая ли Конституция?

Владимир Путин в своем выступлении заявил, что речь не идет о принятии новой Конституции. Однако анализ предложенных изменений позволяет говорить фактически об изменении государственного устройства России. 

Первое его предложение — старая идея российского правящего класса о самоизоляции России от международного права. Это также и возможность не соблюдать взятые на себя Москвой международные обязательства в той части, где они противоречат российскому законодательству. Речь идет об отмене или изменении части четвертой статьи 15 Конституции, где говорится о приоритете международных обязательств и соглашений, принятых Россией над ее внутренним законодательством. Это фактически делает бессмысленной работу России в таких организациях как Совет Европы и сотрудничество с Европейским судом по правам человека, чьи решения в дальнейшем можно будет, при новой Конституции, не выполнять.

Стоит отметить, что изменяемая статья находится в так называемой «защищенной» части основного закона. Чтобы переписать ее, необходимо, в соответствии с Конституцией, созывать Конституционное собрание. Как минимум — проводить референдум. Ни того, ни другого Владимир Путин делать не собирается. Он своим указом сформировал никакими законами не предусмотренную «рабочую группу» по изменению основного закона. А утвердить ее предложения россияне должны неким всеобщим голосованием. Предположить, что они их отклонят, малореально, поскольку большинство населения не понимает, что многие их права, в том числе и социальные, в условиях авторитарного режима, надежнее всего защищаются именно международными обязательствами России. Со временем это понимание, скорее всего, придет и международное сообщество могло бы сейчас, пока в России идет подобие дискуссии, активно это демонстрировать. Потому что понимание, скорее всего, придет, как обычно, уже после изменения Конституции. Кстати, само голосование об этом не имеет юридической силы. Поэтому изменения затем проведут через парламент как маловажные. Хотя это и будет нарушением Конституции. 

Тем не менее, созывать Конституционное собрание, по процедуре созыва которого с 1993 года так и не был принят закон, Кремль опасается. Могут быт скандалы, а главное — затяжка по времени. На референдум же необходимо выносить достаточно четкие формулировки. Это свяжет руки при реальном переписывании Конституции, на которое Владимир Путин явно рассчитывает получить не подробное, постатейное одобрение, а рамочное согласие народа. Кроме того общенациональный референдум нельзя совмещать с выборами в федеральный парламент (или президента), а именно так Кремль явно и собрался поступить. 

В целом, решение обойти прямые требования Конституции со стороны Владимира Путина не новость. С самого своего прихода к власти он разрушает российские конституционные государственные институты, создавая параллельные институты и процедуры. Все началось с создания федеральных округов и института полномочных представителей президента, ни в какой Конституции не прописанных. Сейчас в России есть даже силовые органы, которые живут в реальности, параллельной конституционной, например, Росгвардия. Главным центром принятия решений является администрация президента, о которой в основном законе сказано только «президент формирует свою администрацию».  

Проблема 2024

Помимо отмены примата международного права, Владимир Путин также предложил фактически лишить остатков автономии судей высших судов. По требованию президента послушная исполнительной власти верхняя палата парламента Совет Федерации (президент даже может назначить часть сенаторов) будет, в соответствии с новой Конституцией, увольнять судей Верховного и Конституционного судов «в связи с утратой доверия» главы государства. 

Путин предлагает фактически отказаться и от соблюдения Европейской хартии о местном самоуправлении, ратифицированной Россией, и сделать муниципалитеты частью государственной власти, превратив их в структурные подразделения региональных госадминистраций. Одна из возможных целей тут — блокировать несистемную для Кремля оппозицию, которая научилась, несмотря на давление, выигрывать муниципальные выборы.

Это похоже на изменение статьи Конституции о выборах президента, которая вводит 25-летний ценз для кандидата, запрещает ему когда-либо иметь даже вид на жительство в зарубежном государстве, тем самым отсекая многих оппозиционеров из числа политических эмигрантов, а может быть и Алексея Навального, проходившего обучение в США. 

Кроме того, предложил Путин и убрать из текста основного закона оговорку, которая запрещает президенту баллотироваться на этот пост более чем дважды «подряд». Сам Путин ей уже воспользовался, фактически отработав пять сроков (четыре президентских и один как премьер), а своим потенциальным преемникам он такие схемы хочет запретить. 

Кроме того, происходит перераспределение полномочий. Нижняя палата парламента Госдума сейчас согласовывает только предложенную президентом кандидатуру премьер-министра. Предлагается, чтобы она в целом формировала кабинет министров. Кроме так называемой «президентской квоты»: руководителей силовых ведомств и, возможно, главы МИД. В новой Конституции предлагает закрепить требование проводить перед этим консультации с Советом Федерации, а не назначать их без всяких дискуссий как в настоящее время.

Наконец, предлагается добавить в Конституцию уже существующий в параллельном с конституционным пространстве орган власти – Государственный совет. В нем по ротации заседают сейчас губернаторы. Каким будет новый Госсовет, кто и как в нем будет работать, как он будет формироваться, а главное — какими будут его полномочия при этом неизвестно. Хотя можно быть уверенным, что у Владимира Путина есть уже готовая картина. 

Судя по тем людям, которых президент России включил в состав «рабочей группы» по изменению Конституции, это тоже декорация. Среди членов группы практически нет юристов, это статисты для политического спектакля. Реальный же проект конституционной реформы, скорее всего, уже написали в администрации президента. 

И это еще одна тема, которая просматривается за конституционными изменениями. Похоже, Путин собирается покинуть пост президента и занять какой-то другой. Возможно, руководить страной из Совета безопасности, куда своим заместителем он уже назначил экс-премьера Дмитрия Медведева, ушедшего в отставку сразу после оглашения послания. Хотя более вероятно, что возглавить обновленный Госсовет, которому в новой Конституции пропишут какие-нибудь чрезвычайные полномочия. Это попытка сформировать нечто вроде системы сдержек и противовесов, которая бы гарантировала Путину, даже в случае оставления поста президента, возможность руководить страной.   

Возможностей же противостоять самоизоляции России у международного сообщества практически нет. Втягивание страны в международные альянсы никак не отражается на внутреннем положении в России. Главная надежда тут на рост недовольства монополизацией власти внутри страны со стороны аполитичного большинства населения. Именно поэтому прежде чем перейти к конституционной реформе Владимир Путин долго обещал новые социальные льготы и пособия, включая «горячее питание» за счет федерального бюджета во всех школах. Он явно рассчитывает на то, что впоследствии пропаганда сможет создать позитивный мем вроде «путинского завтрака» (или обеда). Ну а пока это прямой обмен «горячего питания» для тех кто в нем нуждается, на право нынешнего правящего класса продлить свою власть еще как минимум на десятилетие.

23