Галина Рымбу

Исследовательница Free Russia Foundation, поэтесса, феминистка, философиня

Россия – государство опасное для женщин

9 июля ЕСПЧ вынес решение по делу Валерии Володиной из Ульяновска, которая в течение трех лет пыталась добиться от органов полиции возбуждения дела в отношении своего бывшего партнёра Рашида Салаева. Салаев неоднократно преследовал, похищал и избивал Володину, а также угрожал её несовершеннолетнему сыну. И каждый раз она получала отказ в возбуждении дела. Отказ сотрудники полиции мотивировали, например, тем, что угрозы от Салаева, которые она регулярно получала,  «являются результатом их личных неприязненных отношений, а также ревности со стороны С.». А начальник ОВД «Можайский», у которого Володина спрашивала, как ей дальше жить в ситуации преследования, ответил так: «Ну что я могу посоветовать? Вам надо лучше прятаться». Подробности этой истории можно найти на сайте организации «Правовая инициатива», куда Володина обратилась за защитой и которая передала её жалобу в ЕСПЧ.

Решение ЕСПЧ по делу Володиной это первое решение по делу о домашнем насилии в России. Суд отмечает, что «это не просто отказ или задержка в решении проблемы насилия в отношении заявительницы. Она вытекает из нежелания Государства признать серьезность и масштабы проблемы домашнего насилия в России и его дискриминационного воздействия на женщин». Также суд постановил, что российские власти нарушили 3 и 14 статьи Конвенции (запрет пыток и бесчеловечного обращения, а также запрет дискриминации). Теперь, как только Постановление ЕСПЧ вступит в силу, правительство РФ в течение 6 месяцев должно будет предоставить в Комитет Министров Совета Европы План действий по предотвращению подобных нарушений в дальнейшем.

Владимир Жбанков

Комментарий Владимира Жбанкова, правового эксперта Дома свободной России в Киеве: 

Однако, проблема систематического неисполнения Россией решений ЕСПЧ имеет очень давнюю историю. Решения Суда, как правило состоят из трех частей: установление факта нарушения того или иного положения Конвенции, рекомендации по изменению внутреннего законодательства и процессуальных практик и установления суммы денежной компенсации. Россия в течении многих лет исполняла только последнюю часть решений. При этом, с начала 2010-х Конституционный суд РФ стал разрабатывать весьма экстравагантную и очевидно неправовую доктрину, позволяющую игнорировать решения Европейского суда по правам человека. Методы принуждения РФ к исполнению норм международного права в области прав человека пока что только разрабатываются.

На сайте «Насилию.нет» уже есть переводы важных фрагментов из решения ЕСПЧ, где например, в пункте 80-81 решения говорится, что в России отсутствует специальное законодательство по борьбе с насилием в семье, а понятие «бытовое насилие» или любой его эквивалент не определено и не упомянуто ни в одной норме в российском законодательстве. А также, что суд не может согласиться с утверждением властей, что существующие уголовно-правовые нормы способны адекватно защитить от насилия в семье.

Общественное мнение в РФ тоже всё больше склонно не соглашаться с этим. Почему это решение так важно для всех, кто борется с домашним насилием в РФ и пытается решать эту проблему? Исходя из этого, а также других решений Суда можно сделать вывод о том, что Россия систематически не соблюдает взятые на себя обязательства по защите лиц, которые находятся под её юрисдикцией от всех форм жестокого обращения. Включая случаи, когда такое обращение совершается частными лицами. А также вывод о том, что РФ как государство поддерживает дискриминацию в отношении женщин и проводит дискриминационную гендерную политику. 

Нежелание государства отнестись всерьез к проблеме домашнего насилия и насилия над женщинами часть такой политики. Что значит отнестись всерьез? Отменить закон о декриминализации побоев в семье и начать профилактировать домашнее насилие на законодательном уровне (введение охранных ордеров, запрещающих агрессору приближаться к жертве). И это только первые шаги, которые предстоит сделать, чтобы Россия как государство перестало быть опасным для жизни и здоровья женщин.

А еще Россия до сих пор не может подписать и ратифицировать Стамбульскую конвенцию, которая является на сегодняшний день одним из самых важнейшим международным документом, направленным на предотвращение домашнего насилия и насилия в отношении женщин на государственном уровне. 

Ольга Гнездилова

Комментарий адвоката Ольги Гнездиловой, адвоката «Правовой инициативы»:

Г.Р.: Будут ли эти конкретные сотрудники полиции, которые отказывались заводить дело, как-то привлекаться к ответственности после решения ЕСПЧ? Есть ли какая-то доступная информация о их личной связи с Салаевым?

О.Г.: Фактически полицейские могут быть привлечены к ответственности по статье «халатность», поскольку она подразумевает наказание за неисполнение своих обязанностей, если это повлекло причинение крупного ущерба либо нарушение прав граждан. В данном случае, конечно, права Валерии были нарушены. В том числе, де факто, государством, учитывая, что суд ЕСПЧ назначил компенсацию из бюджета (20 000 евро в качестве компенсации причиненного морального вреда и еще 6 000 евро за судебные издержки, — прим.ред.), и его, государства, бездействием причинен ущерб. У нас нет информации о том, что полицейские были связаны с Салаевым. Но, по моему впечатлению, они проявляли что-то вроде «мужской солидарности». То есть они с пониманием подсказывали ему, как избежать ответственности, когда он забрал мобильные телефоны у Валерии. Когда он их вернул, разговор о грабеже уже не шел. Также в одном из ответов они указали, что Валерии не нужна защита от государства, поскольку они считают угрозы нереальными из-за того, что это просто плохие отношения с Салаевым и ревность с его стороны. То есть по причине ревности полиция сочла, что угрозы являются нереальными.

Г.Р.: Это был первый иск в ЕСПЧ по домашнему насилию, где ответчиком являлось государство? Значит ли, что дело Володиной должно заставить государство решать проблему домашнего на системном уровне? Значит ли это, что теперь дело на Салаева всё-таки должно быть заведено и тщательно расследовано? Какие ведомства и лица будут заниматься составлением План действий по предотвращению таких нарушений в дальнейшем, который будет предоставлен через 6 месяцев в Комитет Министров Совета Европы?

О.Г.: Это было не первое заявление по домашнему насилию против России, но первое, по которому суд вынес решение. Мы надеемся, что решение будет исполнено в полной мере, потому что суд признал не только нарушение права Валерии на защиту от жестокого обращения и расследования её заявления, но и то, что в отношении неё была допущена дискриминация по признаку пола. Суд также указал, что в России отсутствует законодательство о домашнем насилии, не действуют охранные ордера, которые приняты в большинстве стран Совета Европы и показали свою эффективность. Также мы надеемся, что будет проведено расследование тех заявлений, что были поданы с 2016 года по настоящее время. План действий будет составлять Министерство Юстиции России, направлять его в Комитет Министров Совета Европы и уже по согласованию с ним определять конкретные шаги и сроки исполнения.

Г.Р.: Может ли это дело как-то оказать влияние на принятие закона о профилактике домашнего насилия и ускорить этот процесс?

О.Г.: Да, мы также надеемся, что это дело также окажет непосредственное влияние на принятие законодательства о домашнем насилии. Я говорю «законодательство», потому что, кроме закона, который вводит определение, необходимы поправки в Уголовный кодекс, в уголовно-процессуальное и гражданское законодательство. То есть законодательство должно быть серьезно проработано. Мы считаем, что ссылка государства на то, что это слишком дорого, и мы не имеем средств в бюджете, чтобы построить шелтеры для женщин [безопасные места, специальные приюты и центры для женщин, которые пострадали от домашнего или сексуального насилия или оказались в сложной жизненной ситуации], которые бегут от домашнего насилия, — несостоятельна. Шелтеры нужны (и эта практика есть во многих странах) и в случае угрозы насилия.Также приветствуем высказывания уполномоченного по правам человека Татьяны Москальковой, которая на днях заявила, что Россия должна ратифицировать Стамбульскую конвенцию в связи со случаем избиения девочки в Ингушетии. В Стамбульской конвенции детально прописаны меры не только законодательные, но и образовательного плана, которые помогают бороться с этим явлением на самых ранних этапах. То есть дело не только в том, чтобы придумать эффективное наказание, но и в том, чтобы в общественном мнении это преступление стало недопустимым. И чтобы в обществе была нулевая терпимость по отношению к домашнему насилию, чтобы ушли разговоры о том, «кто виноват, давайте разберемся» и т. д. Конечно, всегда виноват тот, кто применяет насилие.

На сегодняшний день мы уже можем говорить о том, что существует публичная и общественная кампания вокруг проблемы домашнего насилия в РФ. Это «низовая инициатива», которую ведут правозащитницы/ки, активистки/ты и журналистки/ты, поддерживают самые разные медиа и общественные движения, вокруг которой мобилизуются феминистские движения и организации, политики, бизнесвумен и звезды, писательницы/ли и публичные интеллектуалки/лы. То, что всё больше и чаще мы узнаем о громких делах, связанных с домашним насилием результат этой общественной кампании. Это не значит, что раньше всего этого не было (хоть и после закона о декриминализации побоев в семье ситуация несколько ухудшилась). Общественное мнение в результате повышенного информирования о проблеме домашнего насилия постепенно склоняется к одному: домашнее насилие в РФ — есть политическая и государственная проблема, а не просто проблема отдельных частных лиц. Поэтому так важно, чтобы все, у кого есть доступ к публичным ресурсам, говорили об этом и формировали в российском обществе нулевую терпимость к домашнему насилию и насилию над женщинами. 

Еще одна важная новость, которая, возможно, приближает нас к системному решению проблемы домашнего насилия в РФ. 9 июля ЕСПЧ коммуницировал еще 4 жалобы о домашнем насилии в России. Это может стать началом процедуры «пилотного решения», в результате которого суд предложит России комплекс мер по изменению законодательства и определит срок для их принятия. За всю историю ЕСПЧ было принято 26 таких пилотных постановления, но ни одно из них не затрагивало проблемы домашнего насилия. «Пилотное решение» – это процедура, которая носит системный характер. Поводом для неё послужило обращение четырёх россиянок, которые регулярно подвергались домашнему насилию и сталкивались с отказом властей защитить их от жестокого обращения. Это Маргарита Грачёва, Ирина Петракова, Наталья Туникова и Елена Гершман. На сегодняшний день домашнее насилие в России по-прежнему декриминализовано, меры борьбы с ним законодательно не прописаны и по-прежнему каждые 40 минут одна женщина погибает здесь от рук партнера.

Более подробно о проблематике домашнего насилия в России, читайте в тексте «Темная зона»: домашнее насилие и его декриминализация в России».

56