Галина Рымбу

Исследовательница Free Russia Foundation, поэтесса, феминистка, философиня

Все люди — сёстры.

В последние полтора месяца, после того, как по делу сестёр Хачатурян было завершено следствие и сёстрам было предъявлено окончательное обвинение (убийство по предумышленному сговору), вокруг их истории довольно серьезно мобилизовалось российское (и не только!) феминистское движение. За это время активистки, поддерживающие сестёр, провели митинги и пикеты в 55 городах России и мира. А 4 августа в Санкт-Петербурге прошел самый массовый санкционированный митинг против домашнего насилия, организованный феминистскими активистами и правозащитницами в поддержку сестёр Хачатурян. Все, кто участвуют в этих акциях, сходятся в одном: сёстры невиновны, в этой истории они — жертвы, которым нужна реабилитация, а не преступницы.

О том, что действия девочек, которые привели к убийству отца, долгие годы подвергавшего их домашнему и сексуальному насилию, были по закону самообороной говорит также известная адвокатесса и правозащитница Мари Давтян: «Есть постановление пленума Верховного суда России, согласно которому, если в отношении человека совершается продолжаемое, длящееся преступление, например, многолетнее истязание или незаконное лишение свободы, обороняться он может в любой момент совершения этого преступления — тогда, когда у него есть возможность и силы. <…> Мы знаем, что девочки очень долго жили в психотравмирующей ситуации, длящиеся действия их отца причиняли им постоянный серьезный вред, привели к личностным расстройствам — это подтверждено экспертизами. Доведение до психического расстройства считается у нас в Уголовном кодексе причинением тяжкого вреда здоровью. Они защитились тогда, когда у них возникла такая психологическая возможность.»

Сестры Хачатурян. Иллюстрация: Дарья Чабан

Чего добиваются организаторки акций и участницы движения в поддержку сестёр Хачатурян?

1) Пересмотра обвинения. Действия сестёр необходимо квалифицировать как самооборону (в 37 ст. УК РФ) и признать их жертвами, а не преступницами.

2) Вынесения посмертного обвинительного приговора отцу.

3) Общественного внимания к проблеме домашнего насилия в РФ. И не только: для активисток, проводящих акции в поддержку сестёр вне России, это также повод поговорить о домашнем насилии в их странах.

4) Подписания и ратификации Стамбульской конвенции Россией

5) Введения закона, профилактирующего домашнее насилие в РФ. Реальной уголовной ответственности за домашнее насилие.

6) Изменения структуры и способов работы органов правохранения с жертвами домашнего насилия. Создания системы социальной, государственной и общественной поддержки для женщин и детей, переживших насилие.

Что они делают?

1) Организуют марши, пикетные очереди и пикеты, митинги, акции солидарности и флэшмобы, посвященные сёстрам и проблеме домашнего насилия в России и по всему миру.

2) Пишут статьи и рассказывают о деле сестёр и проблемах домашнего насилия, а также рассказывают как организовать эффективную правовую защиту жертв домашнего насилия и профилактировать его. Активно повышают степень информированности общества о проблемах домашнего насилия и насилия над женщинами.

3) Устраивают поэтические вечера, чтения и концерты в поддержку сестёр

4) Призывают к поддержке кризисных центров, которые работают с жертвами домашнего и сексуального насилия

И не собираются останавливаться. Как написала в своём популярном тг-канале фем.активистка, гендерная исследовательница и философиня Анастасия Кальк о международной акции солидарности с сёстрами, которая прошла 24 июня «Только вдумайтесь: мы смогли организовать и провести международную акцию солидарности с сестрами Хачатурян за три дня! Повторюсь для тех, кто пропустил – всего за три дня. Без поддержки организаций и медиа. Вот эти тонкие пальцы, набирающие сообщения и посты на клавиатуре, неожиданно приняли участие в организации глобального феминистского события масштабом с земной шар».

Митинг в поддержку сестер Хачатурян. Фото: Ольга Размахова

Действительно буквально за несколько дней после того как стало известно про объявление окончательного обвинения фем.движению по всему миру удалось быстро мобилизоваться и организовать серию акций, одиночных пикетов и пикетных очередей в 12 странах. И это горизонтальная, низовая инициатива, не имеющая лидерок и лидеров. При этом все действуют сообща.

Очередная всероссийская акция в поддержку сестёр прошла 27 июля в Санкт-Петербурге и Москве, Перми, Томске, Красноярске,Улан-Удэ. и др. городах. К акции также присоединились в Ереване, Бишкеке и Варшаве. Дело сестёр Хачатурян в данный момент освещает множество ведущих международных СМИ в десятках стран, за этими материалами можно следить в специальной группе в фб, посвященной международным акциям в поддержку сестёр и международному освещению их дела в прессе.

В поддержку сестёр также открыто высказались политики, журналисты, музыканты, общественные деятели: солист группы System of a Down Серж Танкян, Ксения Собчак, Юрий Дудь и др.

И вот уже всё это вместе с недавним решением ЕСПЧ по делу Володиной, о котором мы недавно писали, может, наконец, повлиять на изменение законодательства в отношение домашнего насилия. Также глава Совета Федерации Андрей Клишас недавно сказал, что «власти могут ввести уголовную ответственность за домашнее насилие». Уполномоченная по правам человека в России Татьяна Москалькова также недавно заявила, что будет добиваться принятия закона против домашнего насилия.

Мне кажется, что дело Хачатурян это своеобразный «термометр» для российского гражданского общества, призванный выявить либо его нетерпимость к насилию, либо лояльность к нему. Пока получается так (и хорошо), что в публичной сфере больше слышны голоса нелояльные к насилию и остро реагирующие на этот кейс: жертвы — сёстры, преступник — отец. В этом случае солидарность и поддержка не менее важны, чем в деле Ивана Голунова. Можно заметить, что пока на словах многие высказывают поддержку сёстрам, в пикетах и акциях (за исключением массового митинга в Санкт-Петербурге 4 августа) участвуют преимущественно женщины-активистки. Но эта история касается всех. Потому что ситуация с гендерным насилием в РФ полностью отзеркаливает насилие нынешнего режима. Уверена, одно не может существовать без другого.

Акция в поддержку сестер Хачатурян у Посольства РФ в Варшаве. Фото: Оксана Литвиненко

Как сказала, выступая 4 августа на митинге в Санкт-Петербурге, активистка Ася Ходырева, «Дело Хачатурян и ухудшающееся положение женщин, недопуск оппозиционных кандидатов на выборы, убийство гражданской и ЛГБТ-активистки Елены Григорьевой после того, как ей неоднократно поступали угрозы, а полиция бездействовала. Потом пожары в Сибири и издевательские отговорки власти о том, что тушить экономически невыгодно, и поэтому все полицейские силы брошены сейчас на подавление мирного собрания в Москве. Вчера вновь были жестокие задержания, более 800 человек, и не менее возмутительные аресты во время Петербургского Прайда на Дворцовой. Для меня все эти вещи взаимосвязаны в тугой клубок, перед которым очень сложно не впасть в отчаяние и апатию. Я думаю это ощущение знакомо всем собравшимся, неважно пришли вы в активизм вчера или в конце 1980-х. Совершенно невозможно концентрироваться на чем-то одном, например, на деле Хачатурян, и избежать обсуждения таких вопросов как расизм, коррупция, беспомощность и бездействие полиции, несправедливый суд, доступ к правосудию для пострадавших от насилия. Доступ, наш с вами, к процессу принятия решений, которые непосредственно влияют на нашу жизнь.»

Что пытаются сказать все выступающие в поддержку сестёр? Что в их положении может оказаться любая женщина и любой ребенок, живущие в России. И не только. Человек любого пола и гендера в ходе недавних протестов за допуск независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму оказывается «феминизирован» и виктимизирован в логике маскулинного, неконтролируемого, ничем и никем не сдерживаемого полицейского насилия. Действия Росгвардии, российской полиции и ОМОНа, разбивающих голову очередной женщине, избивающей детей и подростков, разве не похожи на действия домашних насильников? Они знают, что у них есть на это «отмашка», есть свобода этих действий. Никто их не ограничивает. Протестующие на улицах и площадях Москвы ставятся точно такими же заложниками насилия, как были сёстры Хачатурян в квартире своего отца. Гегемонная маскулинность полицейской и авторитарной государственной машины обесценивает и насилует всё, что не является ею. Всех Других. Применяя насилие без границ. Не оставляя возможностей выхода из кольца вооруженных людей. Как буквально не оставлял отец Хачатурян для своих дочерей возможностей выхода из воссозданной им в миниатюре, в собственном доме машины бесконтрольного насилия. В сегодняшней России домашнее насилие является зеркалом насилия государственного. Жертвы этого нередко подвергаются повторной виктимизации и дискриминации при попытке говорить о произошедшем.

В таком контексте давний феминистский лозунг «Все люди — сёстры» приобретает новое звучание и значение.

Иллюстрация на обложке: Полина Никитина.

10